English
Женщины и наука

Интервью с Татьяной Черниговской

Интервью с Татьяной Черниговской

Татьяна Владимировна Черниговская – заслуженный деятель науки Российской Федерации, член-корреспондент РАО, доктор биологических наук, профессор кафедры общего языкознания, заведующая кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук, заведующая лабораторией когнитивных исследований Санкт-Петербургского государственного университета.

13 апреля в верхней палате Федерального Собрания РФ состоялась встреча Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с женщинами – представителями науки на тему «Открытый диалог с женщинами-учеными».

Журналист Евразийского женского сообщества побеседовала с выдающимся нейролингвистом Татьяной Черниговской и выяснила, почему «дуракаваляние» – это полезно, а творческое мышление ведет человечество к прорывному будущему.

Photo_C_2.jpg

Татьяна Владимировна, как Вы считаете, мужчины более способны к науке, чем женщины?

– Я не думаю, что важно, какого пола человек. Важно, способный он или нет, работоспособный или нет, а какой у него пол – к делу не имеет отношения.

Но если мы не хотим потерять себя как высокоразвитый биологический вид, то мы должны приобщать детей к науке. В противном случае сравнимся с нашими соседями по планете, а может быть, даже уступим им в чем-то. Образование и образ жизни имеют первостепенное значение.

Человек должен совершенствоваться в одной области деятельности?

– Ни в коем случае. Человеку не нужно занимать одну профессиональную нишу, от этого его мозговая активность ухудшается. На мой взгляд, будущему обществу не нужны узкоспециализированные специалисты. Все сделают компьютеры. А для того чтобы человек творчески, необычно мыслил, он должен знать самые разные вещи. Нельзя ходить по одной узкой тропинке. Оригинальность мышления – это та территория, на которой делаются открытия.

Photo_C_3.jpg

В одной из своих лекций Вы сказали, что каждому ученому необходимо знать философию. Почему Вы так считаете?

– Философы умеют правильно ставить вопросы и делать правильные выводы, их этому учат. Без этого в науке ничего удачно не открыть, работа будет идти вхолостую.

Своим студентам я не ставлю оценки за прилежание, мне вовсе не нужно, чтобы они занимались круглыми сутками. Если хотят, пусть работают с утра до ночи, хотят – час. Это их дело. Важно, что получается в итоге.

Как часто Вы приходите к сократовскому «Я знаю, что ничего не знаю»?

– Я из этого состояния никогда не выхожу. Мне даже как-то перед собой неловко. Я вижу, что чем дальше, тем хуже: чем больше ты знаешь, тем очевиднее гигантский объем происходящего и полная невозможность в этом разобраться. Разумеется, все время сидишь в литературе. Иначе чем ты занимаешься?

Мы должны знать, что создает мир, а он создает очень много, постоянно и с большой скоростью, поэтому наше дело тяжелое. За миром не успеть. Но это проблема всего человечества: вокруг огромное количество информации, с которой мы не знаем, что делать, и которую не в состоянии переработать. Здесь как раз и нужен новый ход, чтобы понять, как выйти из этого положения.

Photo_C_4.jpg

Возможно, это черта нашего поколения – поверхностно изучать информацию из желания ухватить все.

– Да, это большая проблема. Все стали серфингистами: с большой скоростью носятся по поверхности знаний и совсем не ныряют вглубь. Это, конечно, плохо, потому что такую технику могут освоить хорошие системы, обрабатывающие данные, – компьютеры. И нам это не нужно. Нам нужно понять что-то, чего не поняли другие, посмотреть на явления с необычных сторон – тогда есть шанс на прорыв.

То есть важно задать правильный вопрос?

– Чтобы прийти хотя бы к этому, нужно уже очень много знать.

Я где-то читала, что человек эволюционировал благодаря трем желаниям мозга: хорошо питаться, отдыхать и размножаться.

– Вас дезинформировали. Я не уверена, что именно мозг хочет размножаться. Для этого есть другие части тела. Питаться мозг, конечно, хочет, но в другом смысле – он хочет учиться. Это не метафора, а чистая правда. Печень производит кровь, мозг же производит и перерабатывает информацию.

Ее так много, что мозг довольно быстро устает…

– Я могу говорить только про свое состояние. У меня довольно серьезная интуиция, и если я чувствую, что надо остановиться – пойти гулять, или завалиться с книгой, или встретиться с друзьями, то я так и поступаю. Это нерациональное решение. Рациональное в таких случаях не приводит ни к чему хорошему. Нас окружили бесконечные дедлайны, они будут завтра и послезавтра, поэтому нужно уметь махнуть на них рукой и позволить себе откровенно валять дурака.

Дуракаваляние для мозга очень важно. Это особое состояние, когда он делает, что хочет. Мозг, правда, и так делает, что хочет, но в этой ситуации он получает еще большую свободу.

Для него это полезно?

– Очень. Это те самые смутные состояния, в каких люди и совершают открытия. В англоязычной литературе даже говорят: «Пусть бродит, как кошка». Это настраивает мозг на определенные очень важные алгоритмы.

Photo_C_5.jpg

Эти пограничные состояния напоминают состояния гениальности и помешательства.

– С этой темой нужно быть аккуратнее, потому что если неправильно начать с ней играть, то получится, что все гении – сумасшедшие, а это неправда. Но то, что гениальные люди – не норма, по определению понятно.

Однако если бы мы могли отказаться от явления гениальности и отказались, то на этом бы закончилась наша цивилизация.

Как Вы относитесь к восточным практикам, когда человек умеет управлять биением сердца, работой пищеварительной системы?

– Это не моя специальность, поэтому ответственно говорить на эту тему я не могу. Но отношусь к этому я очень серьезно. Из всего, что я читала, делаю вывод, что да, разумеется, это особые практики и опасные игры. Ими можно заниматься только под управлением настоящего гуру. Если тетя Маша говорит дяде Пете: «Ты давай-ка, медитируй», это принесет только вред.

Этими религиозными практиками занимаются из года в год. К ним нельзя относиться, как к фитнесу: пришел, поплавал, бросил, начал бегать, а через неделю лег на диван. Это прямое воздействие на мозг, на весь организм, и это опасная территория, на ней могут находиться только умеющие и знающие. Отправляйтесь в Непал. Там можно заниматься подобными вещами, если только возьмут в ученики.

Агата Коровина, информационное агентство Евразийского женского сообщества


14.04.2017

ВСЕ НОВОСТИ ЭТОЙ РУБРИКИ

АРХИВ НОВОСТЕЙ