Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир
Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир

«Жизнь – лучший учитель»

Воспоминания ветерана войны Ариадны Чельцовой
19 Февраля 2021
«Жизнь – лучший учитель»

Воспоминания ветерана войны Ариадны Михайловны Чельцовой, без преувеличения, достойны книги. Это человек, наполненный жизненной энергией и мудростью. В свои 90 лет Ариадна Михайловна не только детально помнит многие значимые моменты своей судьбы, но и с удовольствием встречается с молодежью, чтобы поделиться своими историями. На ее долю выпало немало трудностей. Однако Ариадна Михайловна уверена, что рассказывать о них важно и нужно – чтобы подрастающее поколение училось ценить жизнь и не теряло умения чувствовать, сопереживать и любить. Материал был подготовлен по результатам встречи Ариадны Михайловны со студентами колледжа психологии МКИК в рамках проекта «Эмпатия»

Чельцова_0T.jpg Ариадна Чельцова
ветеран Великой Отечественной войны, педагог, кандидат химических наук

Общение с Ариадной Михайловной захватывает с первых секунд. Это человек удивительной силы воли, стойкости, мудрости и энергичности. Она любит шутить и много улыбается, несмотря на то что за всю свою жизнь столкнулась с огромным количеством испытаний.

Чельцова_02.jpg

Сталинские репрессии, Великая Отечественная война, непростые послевоенные годы – это лишь малая часть тех событий, которые Ариадна Михайловна встретила, будучи ребенком и юной девушкой. И всё же ничто не помешало ей добиться значительных успехов в образовании, профессии и жизни. Она окончила педагогический факультет, получила степень кандидата химических наук, много лет проработала в школе и университете, завоевав искреннюю любовь и доверие своих учеников.

Сегодня Ариадна Михайловна говорит о своей жизни, будто пересказывая остросюжетную, трогательную, порой до боли страшную, но мудрую сказку. Каждая история не просто находит отклик в сердцах слушателей, а подкрепляется личным советом ветерана. Собрать и сохранить такие воспоминания – по-настоящему бесценно.

Чельцова_03.jpg

«Я родилась под счастливой звездой»

«Несмотря на все трудности, которые мы пережили в военные годы, я всегда считала, что родилась под счастливой звездой. Мне действительно очень во многом повезло. И главная удача состояла в том, что у меня были прекрасные родители, которые во многом на меня повлияли.

Моя мама родилась и выросла в интеллигентной семье, где очень ценились культура и образование. Ее отец, мой дедушка, был настоятелем монастыря. Папа был инженером. Выбирая свою будущую профессию между театральным мастерством и точной наукой, он предпочел инженерное дело и поступил в университет им. Н.Э. Баумана.

На протяжении всей жизни мне встречались удивительные люди. У каждого из них я старалась чему-то учиться. И сейчас продолжаю это делать, общаясь со своим внучатым племянником – аспирантом.

Я убеждена, что если мы хотим двигаться вперед, то должны делать это без остановки. Каждый человек, с которым мы встречаемся в жизни, каждое событие способны нас чему-то научить. Главное – не только впитывать в себя новые знания, но и делиться ими с окружающими. Я всегда говорю, что не нужно бояться отдавать.

Когда мы делимся чем-то с другими людьми, обязательно получаем взамен нечто большее, пусть и в каком-то другом эквиваленте.

Получая знания, важно быть искренне заинтересованным и любопытным. Так случилось, что по основному образованию я педагог, но моя диссертация посвящена совершенно другой теме – исследованию свойств сплавочных металлов. А ведь многие вещи мне приходилось изучать в свободное время, допытываться собственным умом.

Этот опыт позволил мне понять очень важное правило жизни: чем больше мы углубляемся в какую-то тему, тем интереснее нам становится жить.

Общаясь с молодыми людьми, я всегда советую им посвящать свое время постоянному развитию – умственному, духовному и физическому. Только так мы можем стать глубже, мудрее и интереснее для окружающих. Знания, опыт и воспоминания – это те богатства, которые невозможно потерять».

Чельцова_04.jpg 

«Мы поняли, как ценно спокойствие»

«Я родилась в 1930 году в Брянске. Тревожное время репрессий я застала, когда мне было всего 7 лет. Мой отец тогда работал главным инженером на военном заводе. В одной из комнат нашей квартиры у него был оборудован кабинет. Помню, я всегда очень переживала, когда его допоздна не было дома. Мне не спалось, и я тайком пробиралась к кабинету, чтобы посмотреть, не пришел ли папа. Спокойно на душе становилось только тогда, когда все были дома.

Время было действительно очень страшным и волнительным. Приходя в школу, каждый раз мы боялись узнать, что у кого-то из одноклассников ночью забрали родителей.

Мне очень запомнился эпизод, когда мы с родителями и старшим братом пошли в гости к маминым друзьям – муж был военным, а жена учителем. Повод был радостным – у них родилась дочка. Когда мы уже собирались идти домой, в их квартиру зашли представители НКВД. Нам дали выйти, а маминых друзей задержали. С тех пор мы о них больше ничего не знали.

Мы жили в большой тревоге. Однако взрослые никогда не обсуждали при нас вслух то, что сложно было понять и осознать детям. Мы были далеки от политики. Сейчас совершенно другое время, которое невозможно даже сравнивать с годами репрессий или войны. И тем не менее меня очень волнует обстановка в стране и в мире.

Поэтому я бы хотела напомнить молодежи о том, что самое ценное – это спокойствие и безопасность.

Сегодня у людей есть возможность высказывать свое мнение гораздо в большей мере, чем в те времена, в которые мы росли. Важно делать это не бездумно, а осмысленно, направляя свои силы на созидание, а не на разрушение. У нас большая и богатая красотами страна, которую нужно беречь.

Я не вижу смысла в агрессивной борьбе за какие-либо принципы. Мне кажется, гораздо важнее и эффективнее, когда человек посвящает время саморазвитию, много читает и думает – учится мыслить и решать проблемы, начиная с собственного отношения к миру.

Мне надолго запомнились слова одной знакомой девочки из Словакии – крошечной страны, отделившейся от более крупного государства. Она сказала, что мы даже представить не можем, насколько нам повезло. Мы живем в самой большой в мире стране, где каждый город не похож на любой другой. Мы можем путешествовать, познавать новые культуры, не покидая границ своей родины. Это нужно беречь и этим нужно дорожить. Мы, поколение Советского Союза, пережившее репрессии, разруху и войну, в полной мере осознали это, заплатив немалую цену».

 Чельцова_06.jpg

«Все ждали, что этот ужас закончится, но всё только начиналось»

«За несколько лет до начала войны папа купил красивый дом на окраине города. У нас был большой сад, вокруг располагались горы. Переезжая туда, мы и представить не могли, сколько горя нам придется пережить в этом месте.

В дальнейшем, после войны, я еще долго не могла заставить себя вернуться в те края, лишь смотрела на дом издалека и плакала.

В день, когда было объявлено о войне, у нас в гостях были родственники. Я, мой брат и другие дети играли в саду. Вдруг над нами с неописуемо жутким шумом очень низко пронеслись самолеты. Они летели настолько низко, что мы видели их очень отчетливо. Особенно в память врезались черные кресты, изображенные на них. Самолеты скидывали на землю листовки с объявлением о начале войны.

Мне тогда было 10 лет, брату – немного больше. Мы не понимали, что такое война, и обсуждали абсолютные глупости, говорили о том, что пойдем воевать на фронт, будем защищать свою Родину. Однако весь ужас происходящего осознался очень быстро. Рядом с нашим домом находился аэродром, и, конечно, немцы начали за ним “охоту”. Мы рыли в саду окопы, чтобы прятаться от бомбежек.

Сперва всю серьезность ситуации не понимали не только дети, но и взрослые. Люди тогда жили не столько в состоянии паники, сколько в ожидании. Все думали, что этот ужас скоро закончится, нужно просто переждать, но на самом деле всё только начиналось.

Никто даже представить не мог, что война продлится столько лет. Это даже звучит очень страшно.

Больше всего был озабочен папа. Он, работая в военной отрасли, хорошо понимал, что ситуация более чем серьезная. Когда пришло время эвакуировать завод, ему рекомендовали ехать с другими сотрудниками одному. Однако он не мог оставить нас в городе, поэтому мы должны были быстро и без обсуждений собраться в дорогу. Взять с собой разрешалось только те вещи, которые можно было донести в руках, ни о каких сумках и чемоданах не шло даже речи.

Мы пробыли в пути целый месяц, ехали на грузовом поезде, среди неотесанных ящиков с оборудованием. Держаться было не за что, и порой нас мотало по вагону, отчего на теле появлялось много заноз.

Нам не удалось взять с собой теплые вещи и предметы быта, но мы смогли перевезти в старой дореволюционной корзине с замком нашу собаку Джемму. Она была очень умной – помесь добермана с овчаркой. Всю дорогу она ехала, не издав ни единого звука. Никто из других пассажиров так и не узнал, что мы везли с собой животное. Мы не могли ее оставить, она была важнее драгоценностей и любых других вещей».

    Чельцова_05.jpg

«Учить было некому, писать было не на чем, но мы ходили в школу»

В новом городе мама долго не могла найти работу, и нам снова пришлось переехать. Так мы оказались в глухой деревне в Башкирии, где не было даже никаких средств передвижения, кроме лошадей.

В школе меня встретили отнюдь не дружелюбно. Местные ребята, которым тяжело жилось, сразу решили “проверить на прочность” дочку новой учительницы из Москвы. В первый же день они окружили меня, избили и измазали грязью, а затем стали внимательно наблюдать за моей реакцией. Я молча отправилась к ручью, застирала вещи и только поплакала наедине с собой, так и не рассказав никому о случившемся. Мою стойкость оценили, и больше такого не повторялось.

То, что мы делали в школе, сложно было назвать учебой. И всё же мы понимали, что должны использовать хоть какую-то возможность не упустить эти годы.

Учителей не хватало, и занятия вел сам директор. В одной комнате занимались сразу все начальные классы. Мы писали одни и те же диктанты, выполняли одни и те же задания. У нас не было тетрадок и чистой бумаги, поэтому писали на старых газетах между строк. Перья привязывали к найденным на улице палочками, чтобы было удобнее держать их в руках. Чернил тоже не было, приходилось использовать любые подручные средства – всё, что могло оставить след на бумаге.

Зима в тот год началась рано. Поля были не убраны, и мы собирали мороженые головки подсолнуха, наедались сами и обменивали их на другую еду на скотных дворах и мельницах. Теплой одежды у нас, конечно, не было, так же, как и ножей. Мы прокручивали и ломали замерзшие стебли голыми руками. И все это происходило в степи, где не было даже деревьев, которые могли бы спасти от жуткого ветра.

И всё же я благодарна судьбе, что даже в такие непростые периоды моей жизни в памяти сохранились и другие эпизоды – светлые и теплые.

Моя мама преподавала в старших классах. Один из ее учеников, заметив, как мы мерзнем в своем плохеньком доме, предложил переехать к ним. У них была маленькая, но теплая избушка, в которой жили родители и четверо детей. Было очень тесно, к тому же я впервые столкнулась с вшами, но мы были безгранично благодарны за такой прием.

Вскоре нам предложили переехать в отдельную большую теплую избу. Это произошло благодаря нашей собаке Джемме. Нас поселили рядом со скотным двором, чтобы она охраняла животных. И, как люди в те времена не бросали друг друга, так и наша собака не бросила ягненка, которого не приняла мама. Джемма кормила его собственным молоком. Мы все помогали друг другу, кто чем мог».

 Чельцова_08.jpg

«Счастье – это когда тебя понимают»

«В 1943 году мой папа сильно заболел, но ему всё равно пришлось отправиться на фронт под Сталинград. Там у него началась эмфизема легких, его контузило, и вскоре он смог вернуться за нами в Башкирию. В то время Брянск уже был освобожден от немцев. Папа настоял, чтобы мы отправились вместе с ним домой, в разрушенный город. Наш дом остался целым, хотя и был разграблен. Мне пришлось взять всё хозяйство на себя, и это надорвало мой юный организм.

Папа умер в 1945 году, так и не дожив до долгожданной победы. Мама решила, что нам необходимо переехать в Москву. У нее там оставалась комната, в которой она жила во время учебы. Так в первые послевоенные годы мы отправились в столицу.

Я попыталась возобновить учебу в школе, но вместо положенного седьмого класса меня отправляли в пятый. Было очень обидно, поэтому я не согласилась и отправилась работать за мизерные зарплаты – где придется.

Жизнь в Москве была совсем не такой, как в деревнях в глубинке во время войны. Мало кого интересовало, что мы пережили и с какими сложностями столкнулись. В столице были другие стандарты. В одном известном фильме есть фраза, которая уже стала афоризмом: “Счастье – это когда тебя понимают”. Так вот в Москве меня никто не понял.

Спустя какое-то время я всё же попала в седьмой класс, фактически пропустив часть программы за несколько лет. Впоследствии, конечно, такое “образование” дало о себе знать. Многое было безвозвратно упущено. И даже когда я оканчивала институт и писала диссертацию, мне приходилось просить маму проверить орфографию и синтаксис».

 Чельцова_07.jpg

«Мы учили говорить неслышащих детей»

«Всю свою жизнь я мечтала быть агрономом. Как мой папа и дедушка, я очень любила растения. Однако исполнить эту мечту у меня не получилось. Зато я с отличием окончила Московский педагогический университет. Позже по распределению меня отправили работать в Улан-Удэ. Неожиданно оказалось, что преподавать я буду в специальной школе, где учатся неслышащие дети. Их нужно было научить правильному произношению слов. В помощь мне дали специалиста без образования, которая показала мне разные методики и способы общения с такими детьми. Со временем я и сама многому научилась.

Это была школа-интернат, где дети виделись с родителями достаточно редко. Одну такую встречу я запомнила особенно ярко, она очень взволновала и тронула меня.

К девочке пришел отец. Увидев его, она начала выкрикивать все слова, которые мы с ней успели выучить. Мужчина плакал, потому что не мог поверить, что его неслышащая дочь может говорить.

Жизнь в Улан-Удэ была нелегкой, хотя со времен войны прошло уже 10 лет. В магазинах мы не всегда успевали купить даже обычный хлеб – его разбирали почти сразу. Приходилось замораживать батоны впрок. До сих пор для меня нет еды вкуснее, чем черный хлеб.

И всё же люди не теряли своей человечности. К детям и преподавателям в интернате относились очень тепло и честно. Повара иногда делились с нами едой, которая оставалась на кухне. Мы все держались друг за друга. И главное – мы очень любили детей, а дети любили нас. Весной они водили меня в горы, чтобы показать, как цветет рододендрон. Я навсегда запомнила эти моменты».

 Чельцова_09.jpg

«Жизнь – лучший учитель»

«После школы-интерната я преподавала в институте. За всё это время у меня в голове сложилось много правил и принципов, которые очень помогали мне в моей профессиональной деятельности.

Во-первых, я поняла, что объяснять любые вещи нужно без раздражения. Если мы начинаем волноваться, это говорит о том, что мы сами плохо знаем то, о чем говорим.

Если наши слова идут от сердца и от ума, то не требуется никаких шпаргалок. В конечном счете мы донесем до слушателей всё самое важное и ценное.

Во-вторых, главное в любой профессии и жизни – научиться понимать людей и принимать их уникальность. Во время преподавания я завела в учебном журнале отдельную страничку, на которой записывала личные наблюдения за учениками. Для меня было важно обратить внимание на те их черты, поступки и слова, которые помогли бы мне и другим преподавателям лучше понять каждого отдельного ребенка и найти к нему подход.

В-третьих, никогда не нужно бояться признавать свои ошибки. В какой-то момент своей жизни я была особенно вымотанной, и это сказалось на моей работе. Я неправильно объяснила студентам правила решения химической задачи. Как только я это осознала, сразу же принесла им свои извинения. Ни один из ребят не осудил меня за ошибку. Напротив, это сблизило нас и зародило между нами доверие.

Честность и доброта – это лучшее лекарство как для тебя самого, так и для окружающих тебя людей.

Обычной практикой в преподавательстве считаются открытые занятия, на которых наблюдатели оценивают уровень мастерства педагога. Я не могу похвастаться тем, что всегда идеально рассказывала подготовленный материал. Однако наблюдатели видели, с каким теплом, уважением и интересом ко мне относятся студенты, и ценили это больше всего».

 Чельцова_10.jpg

«Никогда не знаешь, в какой момент иссякнут силы, но пока они есть, надо идти вперед»

«Меня нередко спрашивают, откуда я взяла столько сил, чтобы выдержать все испытания. Мне сложно ответить на этот вопрос. Вероятно, дело в генах и характере. Я никогда не жаловалась на судьбу. И мой муж был таким же стойким. Он умер от онкологии, но ни разу не издал не единого стона во время болезни.

Очень важно, чтобы рядом с вами по жизни был честный, искренний и достойный человек. Это придает силы и стойкости.

Когда я общаюсь с молодыми людьми, всегда им говорю о том, что личная жизнь – это действительно очень важно. Большое значение имеет, кто находится рядом. И как человек, умудренный опытом, я неизменно даю один совет: имейте в виду, что любовь может ослеплять. Доверяйте своему сердцу, но при этом не стесняйтесь спрашивать мнение старших поколений. Порой, пройдя через самые разные жизненные перипетии, мы легче замечаем лукавство или, наоборот, лучшие человеческие качества.

Так или иначе, я верю, что всё в жизни неслучайно. Мы встречаемся с теми людьми, которые нам могут помочь или чему-то научить.

Трудности – это не всегда плохо. Они действительно могут закалить человека. Однако многое зависит от того, обладает ли он внутренней стойкостью, способен ли не опустить руки и двигаться дальше. Что касается лично меня, то я не могу ответить на вопрос, откуда такие силы берутся во мне, – они просто есть. Кто знает, может быть, завтра их у меня не будет, но пока я активна, я чувствую, что должна двигаться вперед». 

Виктория Ежова, информационное агентство Global Women Media


Поделиться страницей:
Читать все статьи рубрики

АРХИВ НОВОСТЕЙ

© 1996-2020 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат
информагентству «Global Women Media»
ENG
© 1996-2020 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат информагентству «Global Women Media»
ENG