Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир
Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир

Искусство, которое меняет пространство

Художник Марина Звягинцева о site-specific и паблик-арте
13 Апреля 2022
Искусство, которое меняет пространство

В переводе с английского site-specific – одновременно «определенное» и «особенное» место. Этот вид искусства отрицает возможность переноса творения в другую локацию, делая конкретное место единственной средой его существования. Марина Звягинцева – один из основоположников паблик-арта в России и самый масштабный site-specific-художник страны. Она, как никто другой, умеет работать с пространствами и тонко ощущать их уникальность.

Марина-Звягинцева_0T.jpg Марина Звягинцева
site-specific-художник, эксперт в паблик-арте

Марина – самый масштабный паблик-арт-художник в стране. Она начала заниматься паблик-артом в 2009 г. и за это время реализовала более 50 паблик-арт-объектов. Общий метраж персональных проектов – более 58 000 м², а кураторские проекты занимают более 106 000 м². В паблик-арте Марина стремится перепрограммировать пространство, переключить эмоции людей, зацепить неподготовленного зрителя и перевести его на более высокий уровень восприятия реальности.

Масштабные арт-объекты художницы установлены во дворе Высшей школы экономики в Хитровском переулке, в ЦТИ «Фабрика», в Морозовской детской больнице, Центре дизайна ARTPLAY, Инновационном центре «Сколково», а также на фасадах публичной библиотеки в Норильске, ТИАМ в Туле и авторской школы Сергея Казарновского «Класс-центр» в Москве, в подземном паркинге парка «Зарядье».

В интервью Global Women Media Марина Звягинцева рассказала об особенностях такого вида искусства, как site-specific и паблик-арт, о своих самых интересных проектах и поделилась мнением о том, как творчество воздействует на неподготовленного зрителя.

Марина-Звягинцева_02.jpg

– Марина, с чего начался Ваш путь в искусстве? Почему из всех направлений Вы выбрали именно паблик-арт?

– Интересно, что мой путь начинался совсем не в искусстве. У меня всегда была склонность к точным наукам, два года я проучилась на физфаке. Однако в какой-то момент мне стало понятно, что внутренний мир человека, наши чувства и эмоции не поддаются объяснению формулами, физическими и математическими законами. Я подумала, что искусство – пожалуй, самое близкое направление к тому, что я ищу. Так я решила попробовать стать художником.

Когда я уходила с физфака, декан был очень удивлен моим решением. У меня же было такое ощущение, что если я сейчас не попробую, то потом буду жалеть об этом всю жизнь.

Я поступила на художественно-графический факультет МГЗПИ (сегодня – МГГУ им. М.А. Шолохова. – Прим. ред.) и с того момента полностью погрузилась в профессию. В институте мы много занимались живописью, создавали академические работы. Мне нравилось учиться, но я продолжала тянуться к современному искусству. Я понимала, что мир стремительно меняется, и мне как художнику хотелось соответствовать реалиям, владеть актуальными техниками, использовать современные форматы и материалы.

Совершенно случайно получилось так, что первой работой, с которой я участвовала в выставке современных художников, стал уличный проект «Перекресток веры». На меня не хватило места в зале, и мне предложили создать инсталляцию на улице. Тогда, в 2007 г., для меня это был эксперимент, но он меня очень затянул.

Улица – территория, на которой ощущается настоящий адреналин. Там нет комфортных условий для художника, и от этого решать задачи становится только интереснее.

Свой первый масштабный уличный проект я создавала в спальном районе. Для меня это было особенно интересно, потому что я и сама жила недалеко, на похожей улице. Я знала, что жители спальных районов часто ощущают себя оторванными от города, его центральной части, где всегда происходит много событий. Когда я реализовала свой проект, в район сразу стали приезжать больше людей, в том числе представители СМИ и органов власти. На тот момент это было первым крупным паблик-артом в Москве.

Меня очень вдохновил тот резонанс, который я увидела. Люди, живущие в спальном районе, внезапно перестали чувствовать себя «на окраине». И ради такого переключения эмоций и восприятия пространства мне захотелось продолжать создавать еще больше подобных проектов.

Марина-Звягинцева_03.jpg

– Что представляет собой паблик-арт? Какие объекты на улицах можно считать произведениями искусства, а какие – декорациями?

– У паблик-арта очень простое определение – это искусство в общественном пространстве, ориентированное на неподготовленного зрителя. Паблик-арт начал развиваться в России не так давно, поэтому терминология еще не вполне устоялась. Тем не менее он, конечно, отличается от малых архитектурных форм и декоративных элементов, размещенных на улицах города.

Паблик-арт направлен на «перепрограммирование» пространства и эмоций зрителей.

В отличие от искусства, которое мы видим в галереях, уличное искусство имеет свои особенности. Если на выставки люди ходят к художникам, то в случае с паблик-артом художники приходят к людям. Прохожий, идущий по своим делам, не нацелен на погружение в искусство, он не знаком со мной как с автором, не знает моего бэкграунда и, по большому счету, ему неинтересны мои художественные высказывания. И, несмотря на это, моя задача – зацепить этого человека, заставить остановиться и задуматься, вытянуть его из бытового слоя на более высокий, чувственный, эмоциональный уровень. В этом отличие уличного искусства от декораций.

При этом паблик-арт не обязательно должен нравиться зрителю или, что называется, радовать глаз. Он может быть очень разным. Как известно, искусство способно вызывать и позитивные, и негативные эмоции. Однако мне как художнику не хотелось бы привносить в общественные пространства какие-то «хмурые» идеи. Думаю, в случае с паблик-артом искусство в первую очередь должно вызывать у людей интерес.

Марина-Звягинцева_04.jpg

– Какие темы Вы затрагиваете в своем творчестве?

– Темы моего творчества всегда тесно взаимосвязаны с теми пространствами, в которых реализуются проекты. У каждого общественного места есть свои задачи и проблемы, которые можно решить с помощью художественных средств.

Например, как художник и куратор я работала в Морозовской детской больнице. Задача состояла в том, чтобы отвлечь детей от волнения перед врачами и разными процедурами. По всей больнице мы не просто расписали стены, а создали инсталляции, с которыми юные пациенты могли бы взаимодействовать. Например, расположили в коридорах прозрачные трубы с игрушками и скульптуры молекул ДНК, собранные из разных знакомых детям предметов.

Во дворе Высшей школы экономики, где находился хозяйственный склад, нам удалось сформировать креативное пространство для общения студентов. К участию в проекте мы пригласили 23 современных художников, работы которых затрагивали проблемы новых медиа, виртуального и реального в общественном пространстве. Все объекты располагались в зоне доступа Wi-Fi. Таким образом, виртуальные средства коммуникации с помощью объектов современного искусства стали видимы для зрителей и сделали двор одновременно и зоной выставки, и зоной общения.

В Тимирязевском районе у меня был проект, который назывался «Культурный код». Я делала его для галереи, находящейся на первом этаже с торца жилого дома. Вход в зал было найти довольно сложно, а большинство прохожих даже не знали о существовании этого места. Я нарисовала вокруг дома сходящуюся матрицу, которая вела к крыльцу галереи. Вся матрица была заполнена глаголами, побуждавшими людей зайти, посмотреть, вдохновиться, погрузиться в творчество. Поток посетителей сразу увеличился.

В библиотеке Норильска я создала уникальный фасад, расположив на нем батареи в виде книжек, а в некоторых трубах «запустили» бегущей строкой стихи разных поэтов. Это не только привлекло внимание прохожих и увеличило число читателей, но и изменило отношение людей к пространству. Сотрудники библиотеки сразу решили переделать двор, посадить цветы и украсить крыльцо, чтобы всё гармонично сочеталось с фасадом.

В целом мне нравятся такие проекты, которые работают много лет. На мой взгляд, художники всегда смотрят немного вперед, они закладывают в свои произведения ту концепцию, которую люди поймут завтра. Зрителю нужно время для того, чтобы почувствовать, как меняется пространство вокруг.

Марина-Звягинцева_05.jpg

– Сегодня многие люди относятся к современному искусству противоречиво. Как Вы считаете, можно ли изменить ситуацию? Как сделать современное искусство более понятным аудитории?

– Современное искусство воспринимается многими людьми как картинка, к которой прилагается текста больше, чем само произведение. Сегодня в обществе сложилось представление, что современное искусство «не для всех», оно требует сложных разъяснений и погружения в тему. Во многом именно поэтому я ушла из зала на улицу.

В паблик-арте художник не может себе позволить быть «непонятным» – в этом случае зритель просто пройдет мимо его работы. Задача автора – создать «крючок», который заставит прохожего остановиться и обратить на работу внимание.

Таким «крючком» могут быть, например, привычные образы, встречающиеся в непривычном контексте. Это способствует возникновению когнитивного диссонанса. Когда зритель видит кровать, которая стоит на улице, а из нее растут розы, он невольно обращает на нее внимание. С одной стороны, часть инсталляции ему понятна, он видит знакомый образ. С другой стороны, у него возникает много вопросов.

Искусство не должно быть абсолютно понятным и очевидным. Тогда оно, вероятнее всего, не вызовет никакого интереса. Зритель хочет сам участвовать в творческом процессе, думать, искать ответы, разгадывать то, что хотел сказать автор, но для этого ему обязательно нужны подсказки. Мне кажется, это как раз тот подход в паблик-арте, который был бы полезен и для галерейного современного искусства.

Когда я делала выставку на Винзаводе, я с интересом читала комментарии и отзывы молодежи в социальных сетях. Многие говорили о том, что не любят современное искусство, но мои работы им понравились. Думаю, это связано с тем, что я работаю на улице и уже знаю, как общаться со зрителем, идя ему навстречу.

– Вы обладаете потрясающей творческой энергией. Как ее воспринимает Ваша семья?

– Мой муж – бывший военный, который сейчас занимается строительством. Я активно привлекаю его к своей работе, когда создаю большие проекты. Он подсказывает мне, как создать прочные высокие конструкции и как с инженерной стороны решить многие другие художественные задачи. Он уже втянулся в творческий процесс и с настоящим увлечением принимает участие в работе. Когда во время монтажа проекта «Water линия» в Зарядье я заболела, мой муж ездил на объект и осуществлял технический надзор вместо меня. Он снимал на видео некоторые процессы и присылал мне, чтобы я могла подсказать, как лучше сделать.

Сыновья относятся к моей работе и современному искусству по-разному, но им всем очень близко творчество. Старший сын занимается финансами, в будущем планирует реализовать себя еще и в писательстве. Средний сын, которого я больше всего привлекала к помощи на своих выставках, сказал, что современное искусство ему совсем не близко. Он посвятил себя актерскому мастерству. Младший сын не так давно начал рисовать, его интересует дизайн.

Мне кажется, я во многом даю детям то, что транслирую через свои проекты. Я стремлюсь показать им, что наша жизнь полна творчества. И их эта мысль тоже затягивает.

Марина-Звягинцева_06.jpg

– Какие проекты Вы считаете для себя самыми значимыми?

– Мне всегда кажется, что самый любимый проект – это тот, над которым я работаю сейчас. Если говорить о знаковых проектах, то могу выделить несколько работ, определивших этапы моего творческого пути.

«Спальный район» – работа, которая дала начало целой серии проектов. Именно тогда я осознала проблему безликости городских окраин и начала решать ее с помощью современного искусства.

Проект в Морозовской детской больнице тоже стал одной из ключевых точек моего творческого пути. Я до сих пор работаю с этим заведением, являюсь членом его попечительского совета. Но главное, чем я очень горжусь, – это тем, что проект повлиял на отношение ко многим детским больницам. В Подмосковье и ряде других регионов стало появляться больше ярких креативных пространств в детских поликлиниках. Думаю, что Морозовская больница, являясь одной из самых крупных и показательных в стране, стала для них примером.

Недавно у меня появилось новое направление в творчестве, связанное с темой эмоций. Еще до пандемии я начала готовить выставку «Запертые чувства». Когда мир оказался в ситуации локдауна, актуальность темы в разы возросла.

В период вынужденной самоизоляции жизнь людей сильно замедлилась. Многим пришлось остаться один на один со своими эмоциями. Мне захотелось это каким-то образом визуализировать и отразить в творчестве.

Наши эмоции не имеют формы, цвета, запаха и вкуса, но мы очень ярко их ощущаем. Для того чтобы ближе познакомить людей с их чувствами, я решила запечатлеть энергию эмоций в конкретных художественных образах.

Интересный проект мне удалось реализовать в тот момент, когда из-за пандемии были введены ограничения на посещение музеев. Я предложила организовать «Доставку эмоций». На дронах картины подлетали прямо к окнам жилых домов. Акция получила большой восхищенный отклик со стороны зрителей и показала, что люди действительно нуждаются в искусстве.

Еще один проект из такой эмоциональной серии был посвящен теме страхов. Мои картины экспонировались в комнате с живыми пчелами. Для того чтобы попасть на выставку, зрителю было необходимо надеть защитный костюм и, поборов свой страх, зайти в зал с насекомыми, которые садились на картины и на самих людей. Мне было очень интересно наблюдать за тем, как вели себя посетители. В какой-то момент они настолько вовлекались в творческий процесс, соприкосновение с искусством, что забывали о пчелах, снимали перчатки, доставали телефон и начинали фотографировать работы.

Тема, связанная с эмоциями, для меня очень близка и интересна. Последние несколько проектов показали, что эмоции действительно оказывают мощное влияние на людей и эффективно работают в общественных пространствах. Мне очень понравился формат краткосрочного экспириенса, который использовался в рамках этих акций. Думаю, я продолжу развивать его в своем творчестве.

– Сколько человек входят в состав Вашей команды? Вы рассказываете о таких масштабных проектах, которые просто невозможно выполнить в одиночку.

– Сначала мы работали вдвоем с мужем. Сейчас моя команда разрослась до четырех человек. Хотя, конечно, паблик-арт – это действительно сложная работа, для которой нужно много крепких рук. Когда нам позволяет бюджет, мы с большой радостью привлекаем сторонних строителей и помощников.

Выступая в качестве художника, я сама полностью прорабатываю концепции проектов. Иногда для одного пространства приходится продумать порядка 15 идей, из которых всего несколько будут реализованы. Мне очень помогают мои коллеги, которые берут на себя разные коммуникационные и организационные задачи, позволяя мне не отвлекаться время от времени.

Я бесконечно люблю то, что делаю. Думаю, если бы у меня были большая команда и солидный бюджет, я бы смогла перевернуть с помощью паблик-арта весь мир или как минимум целый город.

Марина-Звягинцева_07.jpg

– Что Вас вдохновляет?

– Меня вдохновляют сложные задачи, которые требуют не рутинных действий, а размышлений, поиска неординарных решений. Мне нравится изучать новые технологии и материалы – всё то, что может расширить мои художественные возможности.

Еще меня очень вдохновляет реакция зрителей на мои работы, когда люди не проходят мимо. И, конечно, меня наполняет любовь к моей семье, к детям.

– Что бы Вы пожелали нашим читателям?

– Не бояться своих эмоций, даже если они имеют негативный характер. Злость, грусть, раздражение – это нормально. Нужно просто научиться правильно их проживать без вреда для себя и окружающих.

На мой взгляд, творчество является одним из лучших способов выплескивания эмоций. Каждый человек в душе творец. Ему не обязательно быть художником, но важно направлять свою энергию на созидание. Поэтому я желаю каждому человеку найти ту опорную точку, с помощью которой он сможет менять мир, пусть даже в небольшом пространстве вокруг себя.

 

Марина Волынкина, Виктория Гусакова,

информационное агентство Global Women Media


Поделиться страницей:
Читать все статьи рубрики

АРХИВ НОВОСТЕЙ

© 1996-2021 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат
информагентству «Global Women Media»
ENG
© 1996-2021 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат информагентству «Global Women Media»
ENG