Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир
Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир

«Строить дела с другой страной нужно на понимании»

Юрист-востоковед Наталья Шупейко о бизнесе в Китае
23 Марта 2022
«Строить дела с другой страной нужно на понимании»

Китайская культура интересна и многогранна. Кажется, что ее можно изучать бесконечно, постоянно открывая для себя что-то новое, ценное и мудрое. Не менее интересной сферой для Натальи Шупейко стало китайское право. В своей работе эксперт объединила глубокие востоковедческие и серьезные юридические знания. Сегодня Наталья вместе со своей командой специалистов помогает предпринимателям из России успешно строить коммуникацию с Китаем.

p_0T.jpg Наталья Шупейко
юрист-востоковед, специалист по работе с Китаем

Наталья Шупейко более 10 лет прожила в Китае, стажировалась и училась в китайском вузе, работала в китайской компании. Сегодня она развивает в России собственный бизнес, помогая многим другим предпринимателям решать самые сложные бизнес-задачи.

Эксперт уверена, что главное в любой межкультурной коммуникации – это понимание. Для того чтобы успешно вести дела в сотрудничестве с представителями других стран, человек должен не только знать «правила», но и понимать разницу в менталитете, культурных особенностях и отношении ко многим вещам.

p_03.jpg

– Наталья, с чего начался Ваш путь в профессии? По базовому образованию Вы востоковед со знанием права или юрист с востоковедческим бэкграундом?

– Это интересная история, и мне нравится ее рассказывать (смеется). Можно сказать, что я связала свою жизнь с профессией юриста-востоковеда по счастливому стечению обстоятельств, но сегодня уже не представляю себя ни в какой другой сфере.

Символично, что сама я родилась на Сахалине – дальневосточной территории России, которая раньше принадлежала Японии. Мое детство и юность прошли в Приморском крае, совсем недалеко от границы с Китаем. Тем не менее я никогда даже не задумывалась о том, чтобы связать свою жизнь с востоковедением.

В школе я училась в классе с углубленной программой по английскому языку. У меня не было конкретного понимания, кем я хочу стать в будущем, но к моменту поступления в вуз было очевидно, что сдавать экзамены надо на те факультеты, где требуется знание иностранного языка. Это было мое преимущество. Так я попала на факультет китаеведения в Восточный институт Дальневосточного государственного университета во Владивостоке, сдав на «отлично» вступительные экзамены.

Выбирая между востоковедческими направлениями, я сразу же остановилась на китаистике, потому что видела перспективы в работе в Китае. Сегодня с уверенностью могу сказать, что осталась в профессии по большой любви.

Изучать китайский язык оказалось довольно непросто. Я до сих пор вспоминаю слова нашего преподавателя, директора Восточного института, кандидата филологических наук, профессора Анны Александровны Хаматовой. Она говорила, что учить китайский язык сложно только первые пять лет, а потом привыкаешь. Действительно, теперь с высоты своего опыта я понимаю, что это процесс длиною в жизнь. Даже сейчас, спустя 20 лет с поступления в институт, пожив несколько лет в Китае, свободно общаясь с адвокатами на профессиональные темы, я продолжаю учить язык, постоянно открывая для себя что-то новое.

p_04.jpg

– В какой момент родился интерес к праву?

– Я училась на регионального менеджера и специалиста по межкультурной коммуникации в ДВГУ. Поэтому в институте мы изучали не только культуру Китая, но уделяли внимание самым разным аспектам, связанным с политикой, экономикой Восточной Азии, в том числе с национальным правом.

После окончания вуза я поехала работать в Китай. Мне довелось много сотрудничать с предпринимателями, участвовать в качестве переводчика в бизнес-переговорах и других деловых встречах. Некоторое время я работала по найму в большой компании – в офисе российского представительства. В 2008 г., когда многие страны столкнулись с серьезным экономическим кризисом, вести дела в Китае стало особенно сложно.

У международных компаний возникало много проблем, решить которые можно было только с учетом китайского законодательства, особенностей экономической системы страны. В первую очередь не хватало понимания тех различий, которые существуют между правилами, законами и принципами в других странах и в Китае.

В 2009 г. компания, в которой я работала, закрылась. У меня появилось свободное время для реализации собственных проектов. Так мы с партнером создали свой бизнес, который действует до сих пор. Компания оказывает услуги для российских предпринимателей в Китае.

Работая в экономической сфере, открыв свой бизнес, я окончательно поняла и приняла тот факт, что без знания права развиваться и чувствовать себя стабильно в другой стране сложно.

Тогда у меня еще не было понимания, какое именно направление права мне необходимо изучать. Однако пока была возможность, я твердо решила получить магистерское образование. Я подала заявление на стипендию и поступила на факультет международного права в Университет Фудань в Шанхае. В начале учебы я осознала, что выбрала направление публичного международного права, а моя работа больше связана с международным частным правом, поэтому получаемая информация была мало применима к тем задачам, которые мы решали в своем бизнесе на тот момент. Зато я значительно повысила свой уровень китайского языка, так как была единственной иностранной студенткой на курсе.

Учиться было очень сложно. У меня не было базового образования в области права, поэтому помимо занятий по магистерской программе на протяжении нескольких семестров я также занималась и сдавала экзамены по ключевым предметам бакалавриата по специальности «Юриспруденция». Мы изучали гражданское, уголовное, процессуальное право КНР.

За время учебы я значительно расширила контакты с китайскими адвокатами. Такие знакомства были очень полезны, потому что позволили мне лучше понять, как ведутся дела в Китае.

Позже я продолжила совершенствовать свои юридические знания и навыки, получая юридическое образование в России, сместив акцент от публичного к частному праву.

Сегодня мы вместе с командой помогаем клиентам из России строить бизнес в Китае, а предпринимателям из Китая – реализовывать проекты в России.

– В решении каких именно вопросов может помочь Ваша компания?

– Мы специализируемся в основном на решении экономических вопросов и работаем с юридическими лицами. Наша деятельность складывается из тех запросов, с которыми к нам обращаются клиенты. Чаще всего нам приходится решать проблемы с поставками, ведением переговоров, сопровождением сделок, открытием новых коммерческих юридических лиц, представительств, филиалов, налоговым консультированием, открытием банковских счетов, международными арбитражами и организацией других бизнес-процессов на территории Китая.

Большинство проблем, неисполнений договорных обязанностей возникают не из-за мошенничества, а из-за недопонимания, разного отношения россиян и китайцев к определенным вещам.

В моей профессии есть такая особенность: люди привыкли обращаться к юристам, когда уже столкнулись с проблемой. Мы же с нашей командой стремимся делать упор на предотвращение коммерческих споров. Это проще и выгоднее, чем бороться с последствиями недопонимания между сторонами. Поэтому можно сказать, что мы выступаем в роли коммуникаторов, которые помогают китайским и российским предпринимателям выстроить эффективный диалог, предотвратить или урегулировать возникшее недопонимание.

Сейчас в нашей команде я являюсь единственным юристом, который свободно говорит по-китайски. Однако у нас есть высококлассные специалисты в области права и переводчики, которые работают сообща, единой командой.

– Чем принципиально отличается китайское право от российского?

– В первую очередь у людей в Китае и России различается правосознание. У нас люди чаще всего ходят в суд за справедливостью, за разрешением какого-то спора. В Китае традиционно общество строило свою жизнь на принципах морали, считая, что строгие законы и правовое регулирование нужны только «варварам». Китайцы обращаются в суд только в самых крайних случаях, когда конфликт достигает той стадии, что стороны уверены: они уже вряд ли дальше будут работать вместе.

Такую разницу в восприятии можно заметить даже на уровне символов. В России перед зданиями суда можно встретить статую Фемиды – греческой богини правосудия. Это красивая женщина с завязанными глазами и весами в руках. В Китае символом правосудия является Сечжи – грозный зверь с единым рогом на голове. Легенда гласит, что такое существо обладало чувством справедливости и могло отличать добро от зла. Сечжи выслушивал спор и убивал своим рогом того, кто был неправ.

В Китае принято не доводить дело до суда. В стране существует эффективная система досудебного регулирования, позволяющая избежать эскалации конфликта.

Китайцы не любят принимать законы. Если взять историю современной Китайской Народной Республики, создание которой было провозглашено в 1949 г., то страна практически 5 лет жила без Конституции. Во многом современное китайское право развивалось под влиянием СССР. Советские юристы и ученые приезжали преподавать юридические дисциплины в китайские вузы.

Вместе с тем сегодня китайское общество меняется, развивается очень быстро. Законодательная система порой не успевает принимать и трансформировать законы под запросы реального времени. Например, первый Гражданский кодекс КНР вступил в силу в Китае только в 2021 г., но уже сейчас идут разговоры о внесении в него поправок.

Разобраться в китайском праве довольно сложно. Всегда рекомендую предпринимателям и всем иностранцам, которые планируют вести деятельность в КНР, обращаться за профессиональной помощью к специалистам, которые имеют опыт взаимодействия с китайскими правовыми и бизнес-структурами.

p_05.jpg

– В чем, на Ваш взгляд, сегодня заключаются главные перспективы работы с Китаем?

– Уже много лет Китай известен как «главная мастерская мира». Сегодня его статус трансформируется в «одну из главных лабораторий мира». У страны много интересных разработок, стартапов и интересных проектов.

Существует стереотип, что китайские товары зачастую представляют собой подделки известных брендов или не очень качественные продукты. Это несправедливое мнение. Действительно, раньше многие предприниматели отправлялись в Китай в поиске дешевых товаров. А в Китае есть пословица, которая в переводе означает: «Какая цена, такой и товар». Поэтому те, кто ищет подешевле, покупают вещи низкого качества. Вместе с тем в Китае есть и дорогая, технологичная и высококачественная продукция.

В настоящее время мы можем наблюдать глобальные экономические изменения, которые происходят в России и связаны с укреплением сотрудничества на Востоке. Поэтому сложно переоценить вопрос актуальности и перспективности сотрудничества с Китаем.

– Чему люди всего мира могут поучиться у китайцев, японцев, корейцев и жителей других восточноазиатских стран?

– Я могу ответить на этот вопрос с точки зрения своего востоковедческого опыта. В институте у нас был предмет «Этнопсихология», где нас учили тому, чем отличаются люди, живущие на Востоке, от людей, живущих на Западе. Я до сих пор вспоминаю эти лекции, потому что они дают мне ответы на многие вопросы.

Западная культура склонна к индивидуализму. Интересы индивида в странах Запада всегда стоят выше интересов общества. На Востоке всё с точностью наоборот – коллективные интересы всегда превыше всего. Это проявляется во всём – и в бизнесе, и в законодательстве, и в поведении людей, в их поступках, словах, манере общения.

Если говорить о китайцах, то они являются ярким примером невероятного трудолюбия. Однако дело не только в личностных качествах и менталитете, но и в высочайшей конкуренции. На тот момент, когда я начинала работать в Китае, статистика говорила о том, что в стране насчитывается 100 млн безработных. Для сравнения, всё население России – чуть больше 145 млн человек. Поэтому в Китае люди очень ответственно относятся к любому труду. Они знают, что если не будут хорошо учиться или работать, то на их место уже стоит большая очередь.

– Что Вас вдохновляет?

– Осознание того, что я нахожусь в нужном месте в нужное время. У меня нет ощущения, что я занимаюсь чем-то не тем или выбрала не ту профессию. Мне нравится то разнообразие ситуаций, с которыми мы сталкиваемся при работе. Это не дает заскучать ни на секунду. И, конечно, вдохновляет ощущение, что мои знания действительно полезны людям.

Юриспруденция – сфера со множеством направлений и специализаций. В нашей профессии всегда есть возможность для роста и расширения кругозора.

В Китае мы сотрудничаем с юристами из разных отраслей. Общение с ними невероятно мотивирует к личностному росту. Обмен мнениями, опытом позволяет посмотреть на проблему клиента с разных сторон и выработать эффективное решение поставленной задачи.

p_02.jpg

– Исходя из своей жизненной позиции, возможно, связанной с восточной мудростью, что бы Вы пожелали женщинам всего мира?

– Я очень люблю китайский язык. Он символичен, и в нем действительно много мудрости. Например, если перевести на китайский слово «кризис», то это два иероглифа, один из которых означает «опасность», а второй – «шанс». Китайцы уверены, что даже в самых сложных ситуациях человек может выбрать для себя путь – найти силы для роста и продолжить двигаться вперед или испугаться и остановиться.

Я бы пожелала всем, кто читает это интервью, помнить эту простую мудрость и не бояться всего того, что происходит в жизни. Так устроен мир, что постоянно люди сталкиваются с вызовами, проблемами, задачами. Этого не избежать. Вопрос в том, как мы сами расцениваем те или иные ситуации. Важно понимать, что любые, даже кризисные трансформации представляют собой в первую очередь возможность что-то изменить в жизни.

Фотографии из личного архива Натальи Шупейко

Марина Волынкина, Виктория Гусакова,

информационное агентство Global Women Media


Поделиться страницей:
Читать все статьи рубрики

АРХИВ НОВОСТЕЙ

© 1996-2021 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат
информагентству «Global Women Media»
ENG
© 1996-2021 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат информагентству «Global Women Media»
ENG