English

Владимир Иванов: «Физикам без лириков не жить»

Владимир Иванов: «Физикам без лириков не жить»

Владимир Викторович Иванов – заместитель президента Российской академии наук, член-корреспондент РАН.

В преддверии 8 марта мы встретились с Владимиром Викторовичем и поговорили о наших прекрасных женщинах, литературе, школьном образовании и семейных ценностях.

Владимир Викторович поздравляет всех женщин-ученых с международным женским днем и желает им главного – любви!

Как Вы считаете, насколько важна роль женщин в науке?

– Женщины важны во всем, независимо от того, чем они занимаются. Однако именно науку без женщин представить трудно.

Стоит ли девушкам больше изучать математику, чтобы в будущем овладеть техническими специальностями?

– Давайте разделим переменные. Нужно знать математику или нет? Математику нужно знать всем, и учить ее надо всем.

женсайт-Владимир-Иванов.-Интервью.-Коровина1.jpg

Даже журналистам?

– Даже журналистам. У меня дочь училась в физмат-школе, а после – в Московской школе экономики МГУ, которой руководит академик А.Д. Некипелов. Там математика преподавалась на высшем уровне. Окончила с отличием, затем пошла в магистратуру на журналистику. Не успела оглянуться, как ее отправили корреспондентом «РИА Новости» во Францию. Математика – абсолютно необходимая вещь, она помогает точно излагать факты. Для журналиста это первостепенный навык. Математика – это элемент культуры, как и литература, русский язык и история.

Современная культура во многом злая, она лишь грубо высмеивает действительность и не учит никаким гуманным ценностям. Вы с этим согласны?

– Это проблема, которая связна с тем, что меняются общечеловеческие ценности. Наше поколение увидело целый калейдоскоп различных культур – от «The Beatles» до Стаса Михайлова, но вальсы Штрауса как были, так и остались.

Нас теперь пытаются убедить, что есть нетрадиционная ориентация. Вспоминая свое детство, могу сказать, что у нас таких вопросов не было. Мы прекрасно все понимали, спокойно ориентировались в социуме, спокойно жили. А теперь в отдельных странах это выводят в ранг государственной политики. Есть определенные законы природы, и лучше традиционной семьи никто не придумал. Сейчас надо думать, как создавать условия для ее устойчивого развития.

женсайт-Владимир-Иванов.-Интервью.-Коровина3.jpg

Возвращаясь к математике, если ею увлечься, не станет ли человек чопорным?

– В жизни не всегда надо поддаваться эмоциям, в жизни иногда нужен расчет. Например, ведение семейного бюджета. Правда, это начальная стадия математики – семейная бухгалтерия, но тем не менее.

Почему Вы не разделяете математику и литературу?

– Самое страшное – когда технологии начинают опережать культуру. Две вещи должны идти абсолютно параллельно – это математика и литература. В 60–70-е годы был расцвет физики, и считалось, что гуманитарные науки на втором плане. Во времена нашей юности была такая шутливая студенческая песня: «Что-то физики в почете/ Что-то лирики в загоне». Но что произойдет с миром без литературы, без культуры? Примитивный пример – обезьяна с гранатой: рано или поздно она выдернет чеку. А если это перенести на реальную ситуацию? Получим техногенную катастрофу. Практически все крупные техногенные катастрофы обусловлены недостатком культуры: проектантов, изготовителей, эксплуатационщиков, управленцев. Сейчас этот вопрос решен однозначно: физикам без лириков не жить, как и наоборот.

Считаете ли Вы, что школьное образование нужно модифицировать?

– Школьное образование в сегодняшнем виде нужно перестраивать, абсолютно точно. Когда мы учились в школе 50 лет назад, времени нам хватало на все: на математику, физику, литературу, спорт и кружки по интересам. Сегодня дети перегружены: по семь уроков в неделю, и при этом ничего не успевают. А ведь все, что мы не выучили в школе, не выучим никогда – такое природное правило. Если вы не прочитали «Чиполлино» в начальных классах, то в зрелом возрасте вы не станете его читать.

Зато недавно увидел, как девочка, 6–7-й класс, читает «Драконоведение». Оказалось, это четырехтомник – серьезная книга, больше чем «Война и мир». Меня потрясло, что детям разрешают это изучать. Понятно, как сформировать жизненные ценности по «Двум капитанам», но как сформировать их по «Драконоведению» или по «Гарри Поттеру», я с трудом представляю.

Видимо, семь уроков очень утомляют, раз дети начинают рассматривать драконов…

– Это еще один проблематичный момент в образовании. Семь уроков в школе – это какой-то странно выстроенный процесс, когда в ребенка стараются как можно больше запихнуть и меньше научить думать. Потом он не помнит ни то, что прошел в школе, ни то, что ему давали в вузе.

Когда мы поступали в институт, мы не знали, что такое производные, но хорошо знали начальную математику. А потом уже преподаватели высшей квалификации нас обучали всему, что необходимо. И все было выстроено очень рационально – ничего лишнего, не было ни одного курса, который нам в будущем не пригодился.

Сейчас подобное редко услышишь. Обычно говорят наоборот: «Зачем нас этому учат?»

– Это сыграло свою роль в 90-е годы, когда все вокруг рушилось. Люди хватались за все, чтобы остаться на плаву. Но заметьте, легче всех смогли переориентироваться те специалисты, у которых было базовое физико-математическим образование. Математика едина, она позволяет описать очень разные процессы: вы можете заниматься экономикой, а можете управлять ядерным реактором.

женсайт-Владимир-Иванов.-Интервью.-Коровина4.jpg

Стоит ли отдавать ребенка в школу с углубленным изучением? Там точно не должно быть «лишних» предметов.

– Даже в этих специальных школах есть проблемы. Профильные предметы – это хорошо, но об остальном у ребенка тоже должно быть сформировано впечатление. И часто бывает, что эту школу выбирает не ребенок, а родители. Они, например, хотят, чтобы их ребенок изучал иностранный язык. К 8–9-му классу выясняется, что у того есть свои интересы: физика, математика, химия. А время уже упущено. И наоборот: человек всю жизнь посвящает математике, идет через силу, через невероятный труд, потом оказывается, что он постоянно питал нежную любовь к литературе или истории.

В школе надо давать максимально разные знания, чтобы ребенок смог сориентироваться и понять, к чему он склонен. Только так получится построить верную траекторию обучения.

Образование должно быть платным или бесплатным?

– Бесплатного образования не бывает. Вопрос, кто за это платит: государство, человек или бизнес. Государство должно понять, чего оно хочет: квалифицированного потребителя или человека-творца. Образование – это то же самое, что и национальная безопасность. Кого мы подготовим, того и получим. Если мы получаем потребителя с инженерным дипломом, то технологии мы будем брать из-за рубежа. Значит, наша страна попадает в технологическую зависимость.

Девочки на уроках технологии шьют фартуки, а мальчики занимаются на токарных станках. Не создает ли это некоторые стереотипы у детей, что они должны заниматься определенным видом деятельности?

– На уроках труда в 4-м классе мы все шили фартуки. Вручную. Мужчина должен уметь обеспечивать себя всем сам. Хорошо, когда рядом есть женщина, которая тебе помогает, а если не окажется? И потом, женщины сейчас тоже стали эмансипированными. Любой человек должен быть самостоятельным. Вот к чему мы должны стремиться.

А всякий процесс нужно знать на уровне практики. Например, на кружке по вождению нам разрешали подходить к автомобилю и что-то там отсоединять и переключать. Никто за это не одергивал, не кричал, что мы можем сломать машину. Была обратная вещь: инструктор делал нечто, из-за чего машина не заводилась. И пока мы не находили причину, ехать не могли. Если не узнаешь ремесло напрямую, руками, то все останется на уровне разговоров и фантазий.

женсайт-Владимир-Иванов.-Интервью.-Коровина5.jpg

Каждый мужчина и женщина должны быть самодостаточными. А как быть с семьей?

– Семья – это единое целое. Есть железный принцип: в семье каждый делает то, что может. К примеру, пришел мужчина с работы, видит, что не подметено, – взял и подмел, не дожидаясь жены. Так и она. Это работает в обе стороны. В семье нельзя делить на «мое-твое».

На Ваш взгляд, почему в науке женщин намного меньше, чем мужчин?

– Между мужчиной и женщиной есть определенная разница как минимум по функциям. Хотим мы того или нет, но детей рожают женщины. Надеюсь, это и дальше будет так. Первый год после родов или больше женщина находится дома с ребенком. Если она, например, ведущий инженер, то на два года работа должна приостановиться. Для науки это невозможно. В этой ситуации нам приходится искать нового инженера. Через 3–4 года женщина возвращается, но за это время технологии ушли вперед. Проблема в том, что женщины зачастую не могут заниматься подобной работой из дома. Однако если специальность женщины все же позволяет ей это делать, то разницы никакой нет, но в большинстве случаев она существенна.

А если женщина настроена не создавать семью и всю жизнь посвятить науке?

– Бывает и так. Но это исключение, а не правило. Мы вышли из природы. И когда человек появился, науки еще не было, при этом основные природные функции за нами сохранились. Если женщина не будет рожать, то человечество постепенно вымрет. Это одна из больших проблем современности: по мере развития цивилизаций численность семей уменьшается.

Есть еще и мужской декрет, когда мужчина уходит помогать жене. Как Вы к этому относитесь?

– Теоретически такое возможно, но мне кажется, что это подходит только для экстремальных случаев. Женщинам декрет нужен, потому что это физиология.

Как бы Вы поздравили женщин-ученых с 8 марта? Что бы Вы им пожелали?

– Женщинам я могу пожелать только одного – любви. Если будет любовь, то все остальные вопросы решаемы.

Агата Коровина, информационное агентство Евразийского женского сообщества

 


06.03.2017

ВСЕ НОВОСТИ ЭТОЙ РУБРИКИ

Теги:

АРХИВ НОВОСТЕЙ