English
Женщины и власть

Интеллектуальное право и китайская живопись

Интеллектуальное право и китайская живопись

Суд по интеллектуальным правам занимается разрешением конфликтов в сфере профессионального творчества. В России такой суд только один. И его председателем является заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Людмила Александровна Новоселова. Она рассказала нам о работе женщины в правовой сфере, любимых судебных делах и своей детской мечте. 

– Какие самые интересные дела Вы рассматривали в суде? 

– Пожалуй, очень большой резонанс имело дело по товарному знаку «Гагаринский». Речь шла об использовании имени известного человека в товарном знаке. Наше законодательство предусматривает, что зарегистрировать такой товарный знак можно  только с согласия самого лица или его наследников. Наследники Юрия Алексеевича Гагарина оспорили регистрацию товарного знака. Торговый центр «Гагаринский», который находится рядом с Гагаринской площадью, правообладатель товарного знака, утверждал, что название связано с местоположением и не ассоциируется с фамилией космонавта. Однако опросы потребителей показали, что это не так. В итоге регистрация товарного знака была аннулирована.

Людмила-Новоселова.-Суд.-Коровина-согла2.jpg

– Из всех видов права интеллектуальное наименее регулируемое. Как Вы считаете, что можно было бы в нем усовершенствовать?  

–   Со стороны иногда кажется, что здесь нет жесткой регламентации. Действительно, это относительно молодая сфера права, ей около 200 лет. Этот институт пока находится в стадии развития – и развивается у нас на глазах. Естественно, право не успевает за бурным развитием творчества, технологий, которые используются для фиксирования творческих результатов. Объективно невозможно сразу выработать новые правовые конструкции. Из-за этого возникает иллюзия, что в ряде случаев (особенно в виртуальной среде, в интернете) право не работает. Но это не так. Даже там, где нет специальных правил, можно применять аналогию, руководствоваться общими принципами. Например, принципом добросовестности, который пронизывает все гражданское право.

Там, где правила приняты, они часто очень жесткие. Например, при нарушении исключительного права правообладатель может не только взыскать убытки или компенсацию, но и потребовать изъятия и уничтожения контрафакта и оборудования, на котором оно производится. 

В области гражданского права  многие вопросы могут решать сами участники своей волей, на основании договора, путем самостоятельного урегулирования и на основе взаимных уступок. Но в нашем обществе как раз не хватает готовности идти путем уступок. Интересы авторов, правообладателей, пользователей очень часто не совпадают, а площадки, которая могла бы согласовать эти интересы, у нас, к сожалению, нет. И все хотят перетянуть одеяло на себя. Каждый считает, что  прав только он, и каждый начинает давить на власть.

– Нет культуры общения и разрешения конфликтов? 

– Да, с культурой общения у нас проблемы. Все, кто сталкивается с конфликтными сферами, это отмечают. В суде это особенно видно.  В 50% случаев, если не больше, в основе судебного спора лежит личный конфликт. Кто-то с кем-то поссорился, взыграли амбиции, возникли личные обиды. С моей точки зрения, прибегать к суду – последнее, что нужно делать. Должны быть предприняты все возможные попыти для достижения соглашения, урегулирования спора миром. 

– Как Вы считаете, может быть, в школе надо вводить какой-то предмет, который бы обучал детей решать конфликты мирным путем?  

– Я боюсь давать такие рекомендации, потому что бедных школьников и так замучили. И для них, как правило, такого рода предметы – это повод повеселиться.

Любой человек в большей части воспитывается не школой, а тем окружением, в котором он живет, людьми, с которыми он сталкивается. Хорошо, если его близкие, учителя сами умеют цивилизованно разрешать конфликты и демонстрируют положительный эффект такой жизненной стратегии.  Но если  окружение  других способов разрешения конфликтов, кроме агрессии и давления, не знает, то и маленький человек в своей жизни будет вести себя так же. Он будет уверен, что если сильнее, то сможет продавить свое решение, а если слабее, то должен сделать подлость, чтобы добиться своего.

Людмила-Новоселова.-Суд.-Коровина-согла3.jpg

– Как сильно загружен Ваш рабочий день? 

– Президиум нашего суда в неделю рассматривает от 7 до 10 дел. Дела сложные, часто связанные с оценкой технических решений в различных областях. Правовые вопросы предварительно обсуждаются, после вынесения решения готовится итоговый текст судебного акта. Это занимает много времени.

Помимо этого в графике обсуждение  иных вопросов, которые возникают в практике нашего суда, иных арбитражных судов.  Например, есть расхождения в подходах судов, они должны быть устранены, но для этого необходимо тщательно проанализировать имеющиеся варианты, выяснить мнения ученых. Так, сейчас обсуждаем правовые коллизии в области исключительных прав на товарный знак. Дело в том, что исключительное право на товарный знак предоставляется с момента государственной регистрации. Тем не менее оно имеет силу с момента подачи заявки. В период, когда заявка была подана, а регистрация не проведена, можно использовать заявленное на регистрацию обозначение третьим лицам? Можно ли к ним применять меры ответственности за нарушение исключительного права, которого не было на момент нарушения?

Проводится много официальных встреч, связанных с работой Суда, с новыми законопроектами, развитием системы охраны интеллектуальной собственности. Суд крайне заинтересован в повышении уровня правовой грамотности в этой сфере и поэтому участвует во многих мероприятиях, проводимых на базе МГЮА, МГУ, Сколково и т.д. как для юристов, так и для молодых изобретателей.

Есть еще и повседневная работа: кадры, финансовое и материально-техническое обеспечение, информатизация. Суд – очень сложный механизм, и чтобы споры рассматривались оперативно и качественно, аппарат суда должен работать как часы. 

– Что для Вас самое интересное в Вашей работе? 

– То, что практически каждый день приходится сталкиваться с новыми правовыми вопросами, причем такими, на которые часто нет готовых ответов. И это вызов. Приходится находить решения. В отличие от многих специалистов, которые могут позволить думать над проблемой долго и потом предложить варианты, в работе судьи решение нужно принять в пределах жесткого срока, и оно может быть только одно.

– Какой самый сложный вызов Вам бросила Ваша работа?

– Руководитель я достаточно молодой. А суд – это организация сложная, помимо судей есть еще большой аппарат, который обеспечивает работу суда. Для меня самым сложным было понять функции руководителя: как нужно строить отношения в коллективе, каким образом позиционировать себя в качестве руководителя.

– Какие качества должны быть у женщины, чтобы она могла успешно реализовать себя в области права?  

– Сразу оговорюсь, что не считаю себя очень успешной в праве, у меня никогда не было такого ощущения.

– Почему? 

– Мне всегда казалось, что  можно делать гораздо больше, что я многое не успеваю, далеко не всегда могу до тонкости разобраться в тех или иных темах.  Первое, что нужно человеку, чтобы реализоваться в профессии, – это никогда не останавливаться на достигнутом, никогда не считать, что  все постиг и дальше  ничего делать не надо.

Если говорить про личностные качества, то мне кажется, что самое главное – уметь утвердиться в своей точке зрения. Понятно, что сначала надо выслушать все мнения, потом принять решение. Но если  уверен, что сделал верный шаг,  не надо допускать сомнений. Сомнения нужны на стадии выработки решения, но не после того. Нельзя давать возможности ставить себя в положение сомневающегося. Принятое решение должно поддерживаться и защищаться. Иначе ничего невозможно довести до конца.

Разумеется, когда время проходит, возникают новые обстоятельства, надо еще раз подумать: этих новых данных достаточно, чтобы поменять свое решение. Если нет, значит, стой на своем. Если да,  решение надо уточнить. Здесь должна быть гибкость. Но свою позицию нужно уметь защитить.

Людмила-Новоселова.-Суд.-Коровина-согла4.jpg

– Право – достаточно жесткая сфера. Как женщине в ней не закоснеть?

– Читать надо, думать, общаться с коллегами. Самое, пожалуй, полезное – использовать возможность обсуждения вопросов со специалистами твоего уровня. Даже если с тобой не соглашаются, даже если  спорят, это все равно профессиональная подпитка. Возможность обсудить какой-то вопрос на равных – для меня огромное благо.

– А что читать?  

– Все. Я запойный читатель. Читаю практически все, что мне попадается под руку. Учительница литературы выработала у меня уважение к печатному слову. Ведь автор писал, он работал, хотел до меня что-то донести… Невежливо читать не до конца. Только последние года три-четыре из-за недостатка свободного времени стала себе позволять не дочитывать книги, если они меня не захватили. Но все равно чувствую себя виноватой.

Художественную литературу люблю до безумия. В молодости у меня были целые списки литературы, чтобы, не дай бог, ничего не забыть. Вот Бунин – полное собрание сочинений. Чехов тоже. И я брала с полки подряд книгу за книгой. Со временем взгляд на произведения меняется. Например, Чехов. Когда я была моложе, считала, что он очень веселый автор, а сейчас… Господи, такой печальный мир, который он описывает, как в нем все зыбко. Действительно, хочется плакать.

Был совершенно странный период, когда я читала фэнтези. И чего вдруг меня занесло лет шесть назад? Потом этот период кончился.

    Сейчас увлеклась историческими романами Алексея Иванова, посвященными движению Российского государства на восток, освоению Сибири.

– Вы последовательны во всем? 

– Когда что-то начато, чувствую очень некомфортно, если не довожу дело до конца. Начал – должен доделать. Пока не перечеркну все дела из списка, у меня будет внутреннее беспокойство.

– Если бы не право, то какую профессию Вы бы выбрали?

– Либо рисовала, либо писала. Всем говорю, что оказалась юристом случайно. Всегда хотела поступить на журфак. Была даже готова творческая работа. Но меня отговорила моя же учительница литературы. Сказала, что настоящий журналист – это человек, который знает жизнь. Толку от того, что вы просто окончите факультет журналистики? Будете плавать по поверхности. Нужно быть в гуще жизни, общественных проблем, стать профессионалом, а потом уже можно пойти в журналистику. Это было мнение, к которому я прислушивалась. И пошла на юридический факультет. Мне понравилось. Но юношеская мечта осталась.  

– Почему Вы не перешли в журналистику? 

–  Нельзя же вот так все бросить). Но я пишу, много пишу. Публикую, правда, профессиональные вещи, но все же. Однако жизнь еще не кончилась, никто не знает, как дальше сложится. С радостью стала бы писать неофициальные новости для  журнала нашего суда, будь у меня такая возможность.  Но  прекрасно понимаю, что обязанность каждый день писать «по строчке» может быть не выполнена – много более важных дел, и  я буду страдать, что  не успела что-то сделать. 

– Вы еще рисуете? Пишите маслом? 

– Нет-нет, масло тяжелое, это не для меня. Мне сынишка подарил года два назад абонемент по китайской живописи тушью. Там несколько стилей. Есть свободный, когда ты вырисовываешь все подробности, а есть «живопись души», когда  нет необходимости придерживаться каких-то жестких правил. Например, есть образ мака – ты можешь себе позволить нарисовать этот огромный красный разлапистый и развалившийся алый мак,  потом смотреть, какой замечательный получился рисунок, где для тебя видна душа мака.

– Какова, на Ваш взгляд, роль женщин в сфере права? 

–   Право – это всегда компромисс. Мужчины в споре, как правило, занимают очень жесткую позицию и ее отстаивают, иногда даже вопреки логике, часто просто для подтверждения своей силы. И забывают об уважении оппонента. Женщины спокойнее, они выстаивают свою защиту мягче и вежливее, и это  помогает найти верное решение.  Их роль  «мягкой силы» в праве очень важна.

– Какой совет Вы бы дали нашим читательницам?

– Профессиональные советы давать – это не мое. Стараюсь воздерживаться по  простой причине: если человек советом воспользуется и у него ничего не получится, то  у него будут претензии. Наших молодых судей учим не пытаться учить участников процесса.

     А вот в житейском плане очень хочу дать совет. Женщина, чем бы ни занималась, каким бы ни была увлеченным профессионалом, все равно должна помнить, что она женщина, и без реализации своей женской сущности она себя загоняет в депрессию и несчастье. А несчастная женщина – это страшное существо. Женщина должна быть счастлива. Но никто ничего на тарелочке не поднесет. Человек в силах сам сделать себя счастливым, нужно лишь об этом не забывать.

Коровина Агата, информационное агентство Евразийского женского сообщества


21.07.2017

ВСЕ НОВОСТИ ЭТОЙ РУБРИКИ

АРХИВ НОВОСТЕЙ