Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир
Рассказать друг другу, чтобы узнал весь мир

Московский музей дизайна: «этика через эстетику»

Об уникальности советско-российского дизайна
29 Января 2021
Московский музей дизайна: «этика через эстетику»

Многие эксперты говорят о советском дизайне как об отрасли, опередившей свое время. Творчество авторов этого периода уникально и интересно для изучения. Советские дизайнеры разрабатывали проекты, которые могли бы составить конкуренцию самым передовым западным инновациям. Однако помимо точечных успехов главным достижением советского дизайна сегодня считается именно формирование методологии системного подхода. Подробнее об этом в интервью-лекции для портала Global Women Media рассказала заместитель директора по научной работе Московского музея дизайна Ольга Дружинина.

Дружинина_0T.jpg Ольга Дружинина
заместитель директора по научной работе Московского музея дизайна

Московский музей дизайна был открыт в 2012 г. На тот момент он стал первым и единственным культурным учреждением подобного направления в России. Музей призван собирать, изучать и сохранять наследие российского дизайна, знакомить посетителей с лучшими образцами и основными течениями этого вида искусства, а также представлять российский дизайн за рубежом.

Сегодня проекты музея с успехом реализуются на главных выставочных площадках в России, Великобритании, Нидерландах, Германии, США, Бельгии и Китае. В коллекциях музея хранятся образцы работ художников-конструктивистов, наиболее значимые разработки советских дизайнеров и дизайн-объединений, работы современных российских дизайнеров и культовые объекты мирового дизайна.

Несмотря на то что музей осуществляет серьезную исследовательскую, просветительскую и проектно-выставочную работу, его команда небольшая, состоит из нескольких женщин, влюбленных в искусство. Одна из них – Ольга Дружинина, главный специалист по научной работе, реализуемой на базе музея.

Дружинина_02.jpg

– Ольга, какие направления деятельности для музея и лично для Вас как для эксперта являются сегодня наиболее значимыми?

– У нас небольшая, но очень активная команда, каждый член которой, по сути, выполняет много самых разных функций. Моя зона ответственности по большей части связана с исследованиями, поэтому одним из основных направлений моей деятельности является работа с архивами. И сейчас, в период пандемии, когда все выставки приостановлены, а музеи закрыты, у меня появилась возможность уделять этому процессу гораздо больше времени.

Нам повезло – мы обладаем уникальными архивами выдающихся советских дизайнеров. Авторы и их родственники с удовольствием делятся с нами их творческим наследием, чтобы оно не пылилось на полках, а было доступно общественности.

Для нас важно не просто сохранить творческое и теоретическое наследие дизайнеров или открыть доступ к их работам для массовой аудитории, но и подать контент в структурированном и интересном формате, поэтому вся информация в архивах тщательно изучается и перерабатывается. Мы всегда ищем неординарные способы реализации проектов, подбираем качественные изображения, публикуем в соцсетях самые интересные истории, создаем фильмы.

К слову, образовательно-просветительская деятельность тоже является важной частью моей работы. Еще до пандемии я регулярно читала лекции в вузах, сейчас – в онлайн-пространстве. Это небольшие курсы или отдельные занятия на актуальные и интересные для широкой аудитории темы. Иногда я провожу прямые эфиры в социальных сетях, например в Instagram, где делюсь полезными знаниями или рассказываю о находках из нашего архива.

Дружинина_03.jpg

И, конечно, ключевую роль в нашей работе играют выставки. Несмотря на то что в связи с пандемией все экспозиции пока закрыты для просмотра, у нас в планах уже есть несколько интересных проектов.

Московский музей дизайна регулярно проводит выставки на площадке Третьяковской галереи. Сейчас там уже подготовлена экспозиция, которая будет открыта для посещения, как только будут сняты пандемийные ограничения. Это проект, посвященный переработке пластика. На выставке представлены в основном работы западных дизайнеров, самые разные экспонаты – от одежды до мебели и предметов быта, выполненных из вторично используемого пластика. Интересно, что каждый из авторов в зависимости от своей узкой специализации использовал уникальные подходы. Так, из одного материала – переработанного пластика – были изготовлены совершенно разные по своей текстуре и функциональности вещи.

Проект «Фантастик Пластик» был реализован при поддержке компании СИБУР. Это наши давние партнеры, с которыми мы уже организовывали в разных городах России выставки, посвященные истории дизайна. «Фантастик Пластик» также уже прошел целый «тур» по многим регионам страны. В Москве проходит финальная расширенная выставка.

Сейчас в разработке музея находится еще один проект, посвященный истории российского дизайна. Выставка будет включать работы как советских, так и современных авторов.

Кроме того, много внимания мы уделяем взаимодействию с ныне живущими дизайнерами советского времени. Для нас важно иметь возможность пообщаться с ними и взять у них интервью. Знания обладают свойством забываться, поэтому их обязательно нужно фиксировать и сохранять. Как сотрудники музея мы видим в этом свою ответственность.

Дружинина_04.jpg

– Основная часть Ваших исследований направлена на изучение культуры именно советского дизайна. В чем его уникальность?

– Похожий разговор у нас состоялся на днях, когда мы проводили онлайн-встречу на базе одного нью-йоркского музея. На ней был представлен четырехсерийный фильм по истории дизайна, который наша команда снимала для телеканала «Культура». Я как член коллектива рассказывала об этом проекте, а затем отвечала на вопросы аудитории. Меня очень удивил и порадовал огромный интерес слушателей к российской истории. И, конечно, один из самых популярных вопросов был связан именно с разницей между советской и западной культурой дизайна.

Думаю, в первую очередь отличие связано с тем, что наши дизайнеры были в меньшей степени ориентированы на коммерцию. По западным меркам хорошим дизайнером считался тот, кто приносит больше денег продавцу товара. Главная идея заключалась в постоянном совершенствовании продукта, что вызывало бы потребность у покупателей заменять устаревшие модели каких-либо вещей более новыми.

В советской культуре дизайна такая теория «планового устаревания продукта» не нашла отражения. Зачастую качественные вещи приобретались семьей на долгие годы и нередко даже передавались по наследству. Я бы сказала, что в какой-то степени мы уже тогда подступились к мысли об осознанном потреблении, понимая, что нет никакого смысла менять пригодные к использованию вещи слишком часто. Конечно, у этого явления могут быть и другие, более глубокие корни – я говорю лишь о том, как я вижу ситуацию.

Дружинина_05.jpg

В основу концепции западного дизайна с самого начала была заложена ориентация на повышение спроса, в основу концепции советского дизайна – улучшение качества жизни.

Вторая отличительная черта советской культуры дизайна – уход в теорию. Я могу объяснить это огромным разрывом между проектами дизайнеров и возможностями промышленности. Директора заводов были ответственны за выполнение конкретного плана, а для выпуска улучшенной версии товара им приходилось бы останавливать поточную линию, вкладывать больше денег и реорганизовывать производство. Так, рискуя, они могли поставить под угрозу собственную работу и навлечь на себя проблемы за невыполнение установленных обязательств.

Поэтому многие проекты оставались нереализованными, а дизайнеры все глубже уходили от практики в теорию. Некоторые авторы даже утверждали, что их задумки могут и не претворяться в жизнь, гораздо важнее, что сама идея, попав в информационное поле, уже способна менять сознание людей.

Русская культура по своей сути очень проектна. И эта проектность, пожалуй, является одной из ее сильнейших сторон.

Еще одна особенность советского дизайна – его междисциплинарность. Дело в том, что в 1962 г., когда Юрий Соловьёв создавал Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики (ВНИИТЭ), сыгравший огромную роль в развитии советского и российского дизайна, квалифицированных специалистов в этой области не было. После закрытия ВХУТЕИНа в 1930 г. художники-конструкторы были забыты, поэтому на момент создания ВНИИТЭ дизайнеров-профессионалов просто не было. В качестве сотрудников Соловьёв приглашал философов, социологов, психологов, культурологов, архитекторов и историков искусства. Наличие мощной междисциплинарной команды позволило сформировать уникальную научную школу.

Дизайн стал «точкой схода», связавшей технологии с искусством. Он позволил гуманизировать инженерные решения.

Нужно сказать, что в СССР государство предоставляло обширные возможности для развития научной базы дизайна. Оно финансировало научно-исследовательский институт со многими его филиалами по всей стране, несмотря на то что не так много его проектов было реализовано на практике. Когда зарубежные дизайнеры приезжали в Советский Союз, они всегда отмечали, насколько это здорово – иметь возможность серьезно заниматься не только творчеством, но и теоретической работой, углубляясь в философию, социологию и другие гуманитарные науки.

Дружинина_06.jpg

– Особый интерес для Вас представляет системный подход в советском дизайне. Почему?

– Если не рассматривать точечные успехи, то, на мой взгляд, именно системный подход является главным достижением советского дизайна. Хотя, конечно, нельзя сказать, что теория проектирования не отдельного предмета, а среды была изобретена и сформулирована отечественными специалистами. Об этом много говорили и дизайнеры других стран. Однако именно наши специалисты смогли систематизировать знания и облечь эту идею в методологию.

Дизайн-программа включила множество разных аспектов. С одной стороны, это был четкий документ, описывавший задачи каждого субъекта процесса реализации проекта. С другой стороны, он давал понимание того, как продукт будет существовать от момента своего создания до утилизации, каким образом замкнется его «жизненный цикл».

Концепция cradle-to-cradle, основанная на безотходном производстве, получила популярность в мире в начале 2000-х годов. Однако задолго до нее советские дизайнеры проектировали предметы, предусматривая процесс их утилизации.

Системный подход в дизайне предполагал осознанное потребление. Специалист изначально должен был думать о том, нужен ли новый продукт обществу, что не так с аналогами существующего товара и что можно сделать, чтобы их улучшить. Далее следовало уделить внимание упаковке и инструкции по эксплуатации, которая должна была быть максимально понятной и близкой потребителю.

Для того чтобы реализовать такой подход на практике, эксперты проводили огромную исследовательскую работу, привлекая социологов, психологов, физиологов и других специалистов.

В начале 1980-х годов в СССР для продажи проектировалось 86 видов магнитофонов. Казалось бы, огромный ассортимент должен был позволить каждому потребителю найти нужный товар. Однако многие модели дублировали друг друга. И когда дизайнеры провели специальное исследование, оказалось, что, уменьшив ассортимент в два раза, но сделав это продуманно, с учетом реальных запросов, потребности общества можно будет удовлетворить.

Системный подход – это не только забота о потребителе, но и понимание экономической составляющей процесса. Одна из его задач заключается в том, чтобы удовлетворить максимальное количество людей, не перегружая производство.

Дружинина_07.jpg

Задачи дизайна невозможно решить предметно, «штучно», к ним необходимо подходить комплексно. Для этого и начали создаваться дизайн-программы.

В рамках дизайн-программы наши специалисты с нуля разрабатывали, например, целый район в Тбилиси. Одной из главных проблем они считали быструю застройку городов без продуманной заранее инфраструктуры. Зачастую люди, поселившиеся в новых домах, вынуждены были какое-то время жить в полупустом пространстве. Поэтому проект дизайнеров представлял собой планомерное и гармоничное развитие всего района.

Дизайн сам по себе является тем звеном, которое так или иначе присутствует практически во всех видах искусства, во всех сферах жизни общества.

Окружающее нас пространство объединяет культурное и историческое наследие разных эпох и стилей. Модернизируя среду, важно создавать гармоничные сочетания с существующими объектами. Поэтому необходимо, чтобы дизайнеры имели обширную базу культурно-исторических знаний. И это тоже, пожалуй, можно отнести к особенностям системного подхода.

– Как окружающая среда влияет на человека, на его менталитет, мировосприятие и поведение?

– Нам часто кажется, что это мы создаем вокруг себя пространство. Однако еще большее влияние среда оказывает на нас самих – она формирует людей. Для человека характерно «впитывать» в себя и отражать всё, что он видит вокруг.

Меня всегда поражало, как одеваются итальянцы. Они могут надеть те вещи, которые, на наш взгляд, покажутся совершенно несовместимыми по цвету и текстурам, но это будет идеально сочетаться в единой картине. У них потрясающее чувство вкуса. И я думаю, отчасти дело в том, что каждый день, выходя на улицу, они видят перед собой эстетичную и гармоничную архитектуру.

Среда, в которой живут люди, способна сформировать их вкус. Наблюдая красоту вокруг себя, человек на подсознательном уровне запоминает эстетичные и приятные глазу сочетания.

Советские социологи, рассуждая о влиянии дизайна на жизнь людей, много говорили об иерархичности городской среды, делении пространства на районы, улицы, отдельные дома и квартиры. Эксперты утверждали, что невнимание к «промежуточному звену» такой системы, а именно к предметному окружению, включающему скамейки, фонари, остановки и прочие уличные объекты, способно привести к повышению уровня вандализма в обществе. Потому что человек, который не видит красоты вокруг себя, не умеет ее понимать и ценить.

Во многом эмоциональное состояние людей может зависеть от того, как спроектирован квартал, в котором они живут. Так, слишком одинаковые и близко расположенные дома, закрывающие собой горизонт, часто приводят к распространению депрессивных и агрессивных настроений в обществе. Исследования показывают, что для человека комфортнее находиться не в «каменных джунглях», а среди зелени и открытого неба. Оптимальным вариантом, на взгляд экспертов, может стать постройка больших домов в парковых зонах.

Среда формирует наше поведение в обществе, наше отношение к окружающему миру и людям. Шведская писательница Эллен Кей даже посвятила такой концепции целую книгу, получившую название «Красота для всех».

Еще один интересный пример связан с запуском в конце 1970-х – начале 1980-х годов программы по переработке отходов для повторного перепроизводства. Уже тогда эксперты выступили с мыслью о том, что установка контейнеров для раздельной сортировки мусора во дворах не даст больших результатов. Необходима системная работа по формированию среды, которая мотивировала бы общество изменить свое поведение и осознанно подойти к решению экологической проблемы. Заставлять и принуждать человека выполнять какие-либо действия неэффективно. Гораздо важнее изучить его образ жизни и создать комфортные условия для формирования новых полезных привычек.

Дружинина_08.jpg

– Получается, что от дизайнера во многом зависят жизнь общества и, как следствие, развитие всего нашего мира? В связи с этим хочется поговорить об образовании, которое получают специалисты. На Ваш экспертный взгляд, чего в нем не хватает сегодня?

– Как человек, который занимается историей дизайна, я могу говорить немного предвзято. (Смеется.) Однако мне действительно кажется, что культурно-исторические дисциплины должны стать основополагающими в процессе образования наших специалистов. Создание новизны ради новизны – абсолютно бессмысленное занятие. Тем более наивно полагать, что мы можем спроектировать с нуля что-то полезное и важное для общества, совершенно не понимая того, что было до нас.

Скандинавские теоретики дизайна считают неправильным, когда человек утверждает, что придумал нечто новое. У них даже есть устойчивая фраза о том, что все стоят ногами на чьих-то плечах, т.е. все мы на что-то опираемся. И в этом плане знание истории и культуры бесценно.

В большинстве случаев мы не создаем новое, а переосмысляем существующее.

В процессе общения со студентами я замечаю, что подрастающему поколению интересно изучать то, что происходило в прошлом. Поэтому очень важно больше рассказывать о развитии культуры в их стране и регионе, давать им базу, на которую они могли бы опереться. При этом, на мой взгляд, необходимо говорить и о ситуации в мире. Межкультурный опыт очень полезен. Однако его не всегда можно переложить на наши реалии, это нужно понимать.

Дизайнер – это специалист, который должен быть хорошо осведомлен и развит сразу в нескольких областях. Для современного специалиста особенно актуально понимание новых технологий и основ бизнеса.

Дружинина_09.jpg

– Какова роль музеев в развитии общества и отдельного человека?

– Иногда мои коллеги-искусствоведы шутят, что хороший музей – это музей без посетителей. Потому что согласно документам его первостепенная задача заключается в сохранении и исследовании образцов искусства. И всё же на практике для нашего музея, как и для многих других, крайне важно выполнять просветительскую функцию.

Да, у нас есть большие архивы, мы постоянно собираем и обрабатываем информацию, сохраняем лучшие образцы искусства. Однако мы делаем это в первую очередь для наших посетителей.

Музеи выполняют важную социальную функцию. Особенно это очевидно, когда речь идет о региональных проектах. К сожалению, до сих пор во многих отдаленных от столицы небольших городах существует определенная нехватка качественного информационного потока, культурного вектора развития. Я всегда радуюсь, когда выезжаю с лекциями в такие населенные пункты. Как сотрудники музеев мы имеем хорошую возможность не просто делиться знаниями, но и воспитывать в людях культуру, привлекать их интерес к важным и правильным вещам. И это здорово.

– Как бы Вы сформулировали свою социальную миссию?

– Я приверженец теории малых дел. По меркам современного мира наш музей достаточно небольшой. Мы не принимаем судьбоносные для страны решения в сфере культуры или образования. Однако наша команда очень любит свою работу и вносит вклад в одно общее большое дело.

В рамках своей работы я всегда стремлюсь больше вовлекать людей в культурную деятельность, воспитывать в них привычку или даже потребность ходить по музеям и обращаться к искусству.

У меня взрослая дочь. Она юрист по образованию, но музеи и искусство – важная часть ее жизни. С трех лет она ходила со мной на работу, где проводила много времени в детских кружках – сначала в Третьяковской галерее, затем в Пушкинском музее. Сейчас, повзрослев, она не упускает возможности посетить на выходных ту или иную выставку. Это качественно питает и наполняет ее, дает возможность отдохнуть и расслабиться. Однако, чтобы ощутить такой эффект, ей было важно однажды искренне заинтересоваться искусством.

Музеи позволяют переключить внимание с бытовых проблем на более глубокие мысли. Мне кажется, это особенно полезно женщинам, которые сегодня несут на своих плечах и домашние дела, и профессиональные обязанности.

С социальной точки зрения, я думаю, реализация культурных проектов способствует повышению уровня безопасности нашего общества. Просвещая, образовывая людей, мы меняем их отношение к жизни и окружающим, учим осознанности и критическому мышлению. По большому счету, я искренне верю, что мир меняют не отдельные высокопоставленные люди, а мы с вами. Хотя, конечно, их решения важны. Тем не менее мир меняет каждый из нас, внося небольшой, но очень ценный вклад в своей области деятельности. 

Виктория Ежова, информационное агентство Global Women Media


Поделиться страницей:
Читать все статьи рубрики

АРХИВ НОВОСТЕЙ

© 1996-2021 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат
информагентству «Global Women Media»
ENG
© 1996-2021 АНО ВО «ИГУМО и ИТ».
Все материалы принадлежат информагентству «Global Women Media»
ENG