English
Женщины и наука

Галина Силласте: сага о женщинах-ученых

Галина Силласте: сага о женщинах-ученых

Галина Георгиевна Силласте – заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, член Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации РФ, руководитель научной школы «Гендерная и экономическая социология», почетный профессор Финансового университета при Правительстве РФ, председатель исследовательского комитета «Гендерная социология» Российского общества социологов (РОС).

13 апреля в верхней палате Федерального Собрания РФ состоялась встреча Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с женщинами – представителями науки на тему «Открытый диалог с женщинами-учеными».

Журналист информагентства Евразийского женского сообщества побеседовала с блистательным ученым Галиной Силласте и выяснила, почему женщины – это суть политики, хороший муж – это дар и зачем нужно слагать сагу об ученых.

Галина Георгиевна, как бы Вы оценили сегодняшнюю встречу женщин-ученых в Совете Федерации?

– Я бы хотела выделить три момента. Первый – эстетический: в женской научной среде слово, владение русским языком ласкают слух, в отличие от наших мужских теледебатов (и не только). Второй – возрастная дифференциация: был представлен возрастной диапазон женской научной элиты от молодого до маститого ученого. И третий элемент состоявшейся встречи – это само ее содержание.

Формат беседы, ее тональность, заданные Валентиной Ивановной Матвиенко, обзор вопроса позволили понять гендерную «расстановку сил» в современной российской науке. Уверена, большинство из нас с ней не были знакомы. А она очень показательна, и знать ее как минимум полезно.

Высшее профессиональное образование, включая послевузовское, имеют 58% женщин. А это, обратите внимание, 16 млн человек! Среди профессорско-преподавательского состава вузов женщины составляют 57% (мужчины – 43%). Наконец, очень важная качественная характеристика научного российского женского сообщества: 42% исследователей со степенью кандидата наук составляют женщины (рост на 8% с 2000 г.), доктора наук – 26% (рост на 7%). Такого сосредоточия женского научного интеллекта вы не найдете ни в одной западноевропейской стране.

Я всегда горжусь тем, что в России женщин в науке больше, чем где-либо в мире. Но и, не скрою, возмущаюсь тем, как слабо используется и ценится этот человеческий потенциал.

Вы имеете в виду оплату труда?

– И это тоже, хотя данная проблема касается не только женщин, но всех российских ученых. Это явно недооцениваемый по оплате труд. Статусный профессор, который имел ученую степень и звание, в советское время получал 700 или, позже, 500 рублей. Средняя оплата труда составляла 120 рублей. Сегодня, как показывает статистика, средняя начисленная зарплата женщин, имеющих высшее образование, составляет 37 000 рублей (у мужчин – 53 000 рублей). Ни в том, ни в другом случае, по моему мнению, это не эквивалентная оценка.

В науку женщины идут не «благодаря тому что...», а «несмотря на...» низкую оплату труда, невысокую в рыночное время престижность этой сферы деятельности, отсутствие свободного времени. Идут ради творчества в науке, желания добиться результата, который принесет пользу обществу. Этим людям доставляет удовольствие жить интеллектуальной жизнью, а не подсчитывать ежедневную прибыль.

Тот факт, что Совет Федерации акцентирует внимание на проблеме женщин в науке, считаю позитивной характеристикой деятельности самой палаты регионов, ведь, не будем лукавить, в целом органы власти не очень любят собирать ученых – научное сообщество непростое для общения.

Почему, на Ваш взгляд, женщин в науке стало больше, хотя это, как Вы сами отметили, не самая высокооплачиваемая сфера деятельности?

– Не только не самая, но и сфера, в которой фактически можно существовать лишь в одном случае: если ты альтруист и предан науке. Женщины по натуре более альтруистичные. Они работают не за то, чтобы им «круто» платили или выдавали регулярно премию (хотя это тоже приятно), а потому что для них это имманентная потребность, состояние души и ума. Отсюда и готовность помочь молодому ученому, аспиранту или докторанту, поддержать его движение, не дать бросить науку и уйти в коммерцию на заработки. Наука – это мотор, будирующий желание работать параллельно в нескольких направлениях, вкладываться до тех пор, пока позволяют силы, и даже сверх этого.

Женщины по натуре народ увлекающийся. Но хочу заметить, что наука – дама эгоистичная и ревнивая. Она не терпит рядом с собой никакой конкуренции интересов и занятости, требует отдать ей все. И как истинная женщина – однолюбка. И я отдаю должное мужьям женщин-ученых, ведь для мужчины и семьи это большая нагрузка. Если супруг в состоянии не только принять эту нагрузку, считаться с ней, но и поддержать жену, не вызывая у нее чувства вины за свою занятость, дискомфорт, то это, на мой взгляд, бесценно.

СФ3_2.jpg

Вы знаете об этом не понаслышке?

– Да, мой муж – профессор Юрий Борисов. Он ученый, дипломат, журналист, писатель. Я прекрасно знаю, что значит, когда дома на рабочих столах стрекочут две машинки, которые время заменило на компьютеры, что значат пишущиеся одновременно две разные книги, консультации аспирантам и докторантам. Нормальная, полноценная жизнь ученого.

Всегда говорю, что женщины – очень сильные личности, в России особенно. Этот не хлюпкий тип «слабого пола». Сама российская женщина – типаж феноменальный, а женщина-ученый – вдвойне. Когда-то французская исследовательница мадам де Ламперьер сказала, что «женщины – артистки жизни». Это в полной мере относится к нашим женщинам, которые отличаются выносливостью, терпимостью, даже «семижильностью». И при любых обстоятельствах занятости или усталости они никогда не забывают, что они женщины.

Я много путешествую, но всегда, особенно за рубежом, восхищаюсь нашими женщинами. Их не трудно отличить от других, они более ухоженные, более требовательны к своему внешнему виду; наша женщина не выйдет на улицу, «на люди» или в аудиторию в стоптанной обуви просто потому, что в ней удобнее, чем на высоких каблуках. На первом месте красота и стиль. На зарубежных научных форумах я эту разницу между нашими женщинами и западноевропейскими наблюдаю постоянно. Вообще русская, российская женщина – это бренд, в науке особенно.

Но за каждой успешной женщиной, как правило, надежный тыл – мужчина. Есть двойной французский афоризм, который в России широко распространен и особенно любим мужчинами: «cherchez la femme» – «ищите женщину» – говорят, когда что-то провалилось, не удалось и надо найти причину. И это сразу так сглаживает критику в адрес мужчины, снисходительно оправдывая его глупость, провал или бездарность. «Ну разве он виноват? – Шерше ля фам!» (Смеется.)

Думаю, что женщинам, успешным, тем более в науке, дабы не стать самодовольными и не переоценивать свою гениальность, полезно вспоминать вторую часть французского афоризма. А она гласит: «cherchez la homme» – «ищите мужчину». При всех своих высоких регалиях (сохраняя скромность, не стану их перечислять) я не столь самонадеянна, чтобы отрицать большую роль и поддержку близкого мужчины (мужа). Мужчины за спиной нашей деловой успешности. Это дар, который нужно принимать с благодарностью и уметь его ценить, хотя понимаю, что это не стопроцентные случаи.

Интересно. В России принято говорить, что мужчина – это голова, а женщина – шея, что именно женщина является помощником, другом и музой мужчины.

– Это правильно. Женщина начинает проигрывать, когда она в открытую, силой всей своей женской эмансипации демонстрирует, что не муж, а она голова. Это путь к разводу. Да, женщины любят все держать под своим контролем, ощущать власть, тем более над мужем. Но если это настоящая Женщина, она никогда не станем публично демонстрировать свое верховенство над мужчиной и диктовать ему свои правила жизни и поведения. Зачем?

Лучше как в одном из мартовских стихотворений: «Мой любимый, ангел мой, сокровище мое, пожалуйста, полы помой и выстирай белье». Согласитесь, такая тактика эффективнее. Вообще женская наступательная тактика своеобразна: сначала лучше уважительно отступить, согласиться, промолчать. Хороший муж (мужчина) это оценит... А попозже можно и «шеей покрутить», а голова спокойно за ней повернется. Так что гендерная тактика умных женщин – сначала шаг-два отступить, зато потом легко сделать пять шагов вперед. Женское искусство отступать, чтобы затем успешно наступать, оттачивается годами, но очень эффективно.

Знаете, есть старое-престарое эстонское напутствие (я родом из тех краев), которое в юности слышала от опытной старшей коллеги. Когда я расстраивалась и жизнь казалась мне ужасной, она мне говорила: «Девочка, не надо думать, что все безвыходно. Если закрылась дверь, найди и открой форточку!» (Произносит с акцентом.) Так вот в случае, когда женщине просто тошно, когда кажется, что положение отвратительное, что ты все проиграла, муж дома какой-то старый сухарь и дети неблагодарные, советую вспомнить эту поговорку.

С ребенком в форточку пролезть женщине-ученому все же трудновато.

– Да, тут одной помощи мужа мало. Нужна помощь государства. Тем более если женщина – молодой начинающий ученый. Когда надо и кандидатскую писать, и за малышом смотреть, и женой оставаться, и жить на аспирантскую стипендию. В советское время государство об этом серьезно думало и помогало таким женщинам. Можно было отдать «за копейки» ребенка в садик или ясли, попросить материальную помощь у профсоюза, получить путевку на отдых с ребенком. Советские аспирантки – счастливые аспирантки. Сама пережила этот период.

Но сегодня молодым женщинам, тем более замужним, с ребенком учиться в аспирантуре очень сложно. От государства социальной поддержки нет, после защиты диссертации – тоже, поэтому многие аспирантки, простите за жаргон, с наукой «завязывают». Вуз сегодня для аспиранток-мам отнюдь не поддержка, а бюрократический конвой. Молодые женщины-ученые – это особая когорта ученых.

Конечно, дихотомический выбор перед женщиной – работа или семья, карьера или ребенок, диссертация или домашний уют – будет вставать всегда. Но патронатная функция государства все время должна действовать. Государство говорит, что денег нет, а мне думается, если «пройтись» по российским финансовым амбарам, то копеечка на науку точно найдется. Не такие уж большие деньги нужны, чтобы дать женщинам возможность полноценно совмещать семью, работу и науку.

Какие еще когорты Вы бы выделили?

– Когорту женщин, которые давно трудятся на ниве науки, никогда ей не изменяли и из нее не уйдут. Эти женщины профессионально реализовали себя, создали научные школы, написали учебники, фундаментальные монографии. Я бы назвала эту когорту «женщины-патриархи» (в хорошем смысле этого слова). Само имя женщины-ученого говорит о достижениях в конкретной сфере отечественной науки. Например, Софья Ковалевская. Кстати, с 1889 г. она была иностранным членом-корреспондентом Петербургской академии наук. Или Анна Краусская, получившая звание профессора без защиты диссертации и ставшая первой женщиной в России, удостоенной такого почетного научного звания. Или Зинаида Ермольева, первая получившая в СССР пенициллин из отечественного сырья.

Звание женщины-ученого – это не личное дело, это национальное достояние, которым общество, на мой взгляд, сейчас плохо распоряжается. Много лет ношу в себе вопрос и идею. Вопрос: почему в России до сих пор нет памятника женщине, которая с Екатериной II основала, а затем возглавила Российскую академию наук, будучи ее первым президентом? Женщине, по чьей инициативе в 1783 г. была создана Императорская Российская академия, которую она и возглавила? А изданный под ее руководством первый толковый словарь русского языка? Вы поняли, конечно, о ком я говорю.

О Екатерине Дашковой.

– Конечно. Может, нам, современным российским женщинам-ученым, проявить такую инициативу? Мужчины, нынешние академики, не проявят ее никогда.

Сегодня в российской высшей школе, в научных институтах протекает очень сложный и далеко идущий по своим социальным последствиям процесс – поколенческой смены научных и преподавательских кадров. Слой за слоем уходит мощная когорта ученых советской генерации. Найдется ли замена, которая будет в состоянии эту фундаментальную школу поддерживать научно, методически, воспитательно, идейно и морально-этически? Внимательно наблюдая за происходящим процессом «изнутри» в своем вузе, в вузах-партнерах, я в этом не уверена.

Еще одна когорта женщин-ученых – молодая «поросль», только что защитившиеся кандидаты наук. Это среда, где мысль кипит, желание «делать науку» искреннее, силы не растрачены, амбиции на старте взлета, а опыт минимальный. Идеи бурлят, как в кастрюле на огне, а простора для их реализации маловато. Как эту энергию направить, когда преподавательская нагрузка резко увеличивается в часах, когда фатально не остается времени на научные исследования, которые вытесняются учебной нагрузкой (как говорят вузовские преподаватели, «горловой»)? Оставляю вопрос открытым.

Но я лично верю в российский менталитет, хотя сама из Эстонии. Российский менталитет – гуманный и жизнеутверждающий, очень живучий. У него настолько сильные исторические корни, что если их не учитывать, то русских людей во многом можно не понять. Российские женские корни национальной ментальности – особые. Это корни необычайной выносливости, способные прорастать через толщу исторических ошибок и потерь, подпитывающиеся готовностью идти на жертвы и потери ради «светлого будущего», идей гуманности и справедливости. Эта жертвенность несопоставима с жертвенностью представителей никаких других западных стран.

СФ3_2a.jpg

Вы согласны с высказыванием дипломата Мориса Талейрана: «Женщины – это и есть политика»?

– Ценю эти слова, тем более что они из книги «Шарль Морис Талейран», автором которой является мой муж. У этого патриарха французской дипломатии могли бы поучиться многие российские коллеги, особенно в области гендерного партнерства с женщинами в большой политике. Этот тонкий психолог человеческих душ, наблюдательный, умный и изощренный дипломат с уверенностью утверждал и другое: «Хочешь добиться успеха – пускай вперед женщину». На мой взгляд, речь идет о способности мужчин не закрывать женщинам дорогу в политику, а содействовать их вхождению в этот мир. Это значительно обогатило бы политические подходы к решению и политических, и экономических вопросов. Знаете, в чем гендерная разница в тактике управления в сфере политики?

Не уверена.

– Мужчина исходит из действий, быстро предпринимаемых, а женщина – из последствий, которые могут быть в результате принимаемых решений. У мужчин изначально запускается принцип «быстро-быстро», а у женщин – «давайте подумаем». Мужчина, образно говоря, любит открывать дверь в пространство проблемы ногой, после чего в этом пространстве, естественно, возникают конфликтные ситуации, которые он пытается победоносно решать. А женщина приоткрывает эту дверь носком туфельки, помогая ручкой. Она не влетает в социальное пространство стоящей проблемы, агрессивно требуя «Надо!», а проходит в него не спеша, чтобы еще успеть оглядеться по сторонам, понять, где, что и как там расположено.

Сегодняшняя встреча Валентина Ивановны хорошо названа – «Открытый диалог с женщинами-учеными». Из состоявшегося конструктивного разговора я вынесла для себя много информации и обобщений не только как член (эксперт) Научно-аналитического совета при Председателе Совета Федерации, но и как социолог, профессор одного из крупнейших российских вузов, представительница женской части российского научного и вузовского сообщества. Результаты многомерны, поэтому я выражаю слова благодарности организаторам этой встречи и всем выступавшим женщинам-ученым, про каждую из которых надо сказать: «Это личность».

Хотелось бы пожелать, чтобы такая встреча имела жирное многоточие, как «Сага о женщинах в российской науке», и чтобы подобные беседы законодателей с женщинами-учеными проходили бы во всех российских регионах.

Агата Коровина, информагентство Евразийского женского сообщества


27.04.2017

АРХИВ НОВОСТЕЙ